Убеждение в уголовном процессе. Адвокатское право. Логические правила доказательства и опровержения

Убеждениеучастников уголовного процессаосуществляется посредством различныхприемов: словесная оценка предметаразговора, внушение, разъяснение,сочувствие, одобрение и др. Посколькуубеждение – нравственно-психологическоепонятие, и оно исходит от дознавателя,следователя, прокурора, важно, чтобыони сами прежде всего должны бытьбезупречными в нравственно-психологическомплане80 и чтобы также безупречнореализовывали эти свои качества,полностью воплощали в жизнь необходимыеморально-психологические установки всистеме межличностных отношений. Ведьучастники этих отношений воспринимаютне только содержание применяемыхуголовно-процессуальных норм, но идеятельность органов, ведущих уголовноепреследование, в том виде, в какомощущается находящееся в ней состояниеморально-психологической атмосферы.Отсюда обязанность правоприменителя- создать морально-психологическийклимат, атмосферу гуманности и честности,уважительности в отношениях, складывающихсяпри осуществлении уголовного преследования.

Реализацияметода убеждения предполагает неформальное осуществление этого процесса,а сопровождаемое информированиемконтрагента о предмете, причинах,содержании и важности возникающегоправоотношения в силу какого-токонкретного правоприменения, разъяснениемего прав и обязанностей в связи с этимактом, а также словесными действиямипо внушению ему необходимости и значимостинеуклонного следования предписаниямзакона.

Любая отрасль правапредусматривает возможность применениягосударственного принуждения к лицам,которые не исполняют надлежащим образомтребований соответствующегозаконодательства. Принудительные мерыв уголовном процессе могут носитьдисциплинарный, гражданско-правовой,административно-правовой, уголовно-правовойи уголовно-процессуальный характер.

В правовой литературесуществуют разнообразные классификациимер процессуального принуждения. Вчастности, эти меры в зависимости от ихцелей и содержания специалисты делятна:

1) мерыюридической (или процессуальной)ответственности,основанием применения которых являетсянарушение требований процессуальногозакона. Например, ст. 103 УПК предусматриваеттакую меру ответственности, как наложениеденежного взыскания на поручителя приприменении меры пресечения в размередо 10 000 руб.;

2) правовосстановительныемеры -принудительные меры защиты субъективныхправ, свобод и законных интересовличности и обеспечения исполнения еюправовых обязанностей. Основанием ихприменения является правонарушение, ацелью – восстановление надлежащей,предусмотренной законом процедуры всфере уголовного процесса. Например,ст. 10 УПК обязывает судью, прокурора,следователя, дознавателя немедленноосвободить лицо, незаконно лишенноесвободы или содержащее под стражейсвыше срока, предусмотренного законом;

3) мерыобеспечения получения доказательств:

а) привод (ст. 113УПК);

б) задержаниеподозреваемого (ст. 91 и 92 УПК);

в) обыск и (или)выемка (ст. 182 – 184 УПК);

г) освидетельствование(ст. 179 УПК);

д) наложение арестана почтово-телеграфные отправления(ст. 185 УПК);

е) контроль и записьтелефонных и иных переговоров (ст. 186УПК);

ж) получение образцовдля сравнительного исследования (ст.202 УПК);

з) отстранениеподозреваемого или обвиняемого отгосударственной должности (ст. 114 УПК);

и) принудительноепомещение обвиняемого или подозреваемогов медицинский или психиатрическийстационар (ст. 203 УПК);

4) мерыпо поддержанию надлежащего порядка входе производства по уголовному делу(ст. 118, 258 УПК);

5) мерыуголовно-процессуального пресечения(ст. 97 – 110 УПК).

Отечественныйзаконодатель счел возможным подразделитьмеры процессуального принуждения сучетом научных исследований, практикиприменения закона и состязательногопостроения современного уголовногопроцесса на:

1) задержаниеподозреваемого (ст. 91 – 96 УПК);

2) меры пресечения(ст. 97 – 110 УПК);

3) иные мерыпроцессуального принуждения (ст. 111 -118 УПК).

Введение

1. Оценка доказательств в уголовном судопроизводстве: понятие, критерии оценки
2. Принцип свободы оценки доказательств в уголовном судопроизводстве.

Заключение

Введение.

С введением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса у граждан РФ появилось множество новых прав (тем более, что наше законодательство идет по пути гуманизации), А значит появились и новые правовые нормы, которые в свою очередь породили острые дебаты среди ученых-правоведов.

Нельзя сказать, что данный принцип является абсолютно новым в уголовно-прцессуальном законодательстве, ведь до этого похожий принцип уже существовал в УПК РСФСР 1960 года в ст.71, где указывалось, что должностные лица оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и социалистическим правосознанием. В статье же 17 УПК РФ прописано: судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Ну а как подмена всего нескольких слов в корне изменила смысл данных статей мы рассмотрим в моей работе.

Я считаю, что данная тема всегда была и будет актуальной. Потому что у каждого человека разные представления о жизни, правде, справедливости. Рассмотрев одни и те же материалы дела разные люди могут прийти к разным решениям, с которыми опять же одна часть людей может согласиться, а другая будет стоять на полностью противоположной точке зрения.

Эта тема очень тесно связана с философией и психологией, поскольку затрагивает внутренний мир человека, его мысли и переживания. Именно поэтому мне кажется, что пока люди не познают самих себя данная тема еще долгое время будет сохранять свою актуальность и востребованность.

В своей работе я поставила цель:

Выявить сущность и содержание принципа внутреннего убеждения и в чем он заключается.

А для достижения поставленной целипоставила следующие задачи:

1.дать понятие оценке доказательств, определить ее критерии;

2.выяснить, что такое свободная оценка доказательств, выявить понятие свободы оценки доказательств и определить данный принцип в российском уголовном процессе.

В ходе своей научной работы мною были использованы таике методы научного познания такие, как синтез, анализ, формально-логический метод, метод материалистической диалектики, методы индукции и дедукции и др.

Я считаю, что данная тема будет всегда актуальной, поскольку человеческое сознание невозможно изучить или понять, а тем более поставит в какие-то рамки.

Оценка доказательств в уголовном судопроизводстве: понятие, критерии оценки

Оценка доказательств является одним из основных структурных элементов одного из важнейших институтов уголовного судопроизводства- института доказывания, и это объясняет тот интерес, который всегда вызывает исследование проблем, тем или иным образом связанных с оценкой доказательств.

В уголовно-процессуальной литературе существует множество определений того, что понимается под оценкой доказательств: “логический, мыслительный процесс, органически связанный со всей деятельностью следственных и судебных органов”1, “мыслительная деятельность субъектов обязанности доказывания, направленная на установление объективной истины по уголовному делу”2, “логический процесс установления допустимости и относимости доказательств, наличия и характера связей между ними, определения значения и путей использования доказательств для обнаружения истины”3, “умственная, мыслительная деятельность следователя и судей, направленная на исследование доказательств, познание фактов события преступления и установление истины по уголовному делу”4, “определение достоверности и значения каждого доказательства и всей их совокупности с тем, чтобы на этой основе сделать вывод о фактической картине исследуемого события”5 и др. Таким образом, можно отметить, что все авторы сходятся во мнении о том, что оценка доказательств в том смысле, в котором ее понимает уголовно-процессуальный закон, представляет собой мыслительную деятельность специально уполномоченного субъекта. В то же время в соответствии с ч.1 ст.88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела. То есть, для того, чтобы быть надлежащим средством уголовно-процессуального доказывания, каждое доказательство должно обладать совокупностью присущих ему в соответствии с законом уникальных признаков (свойств).

Вообще, ч.1 ст. 74 УПК РФ говорит, что доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела6.

Доказательство в уголовном судопроизводстве – это очень сложная юридическая конструкция, которая не может возникнуть сама по себе, потому что формируется в процессе целенаправленной деятельности соответствующих субъектов, которые определяются УПК, а также в строго определенном процессуальном порядке.

«Совокупность собранных по уголовному делу сведений о наличии или отсутствии подлежащих установлению обстоятельств представляет собой доказательственную информацию, при помощи которой субъекты доказывания могут мысленно воспроизвести картину преступления, дать ему правильную юридическую оценку и принять единственно верное процессуальное решение по существу уголовного дела.»7

В принципе можно сказать, что доказательство является продуктом синтеза двух элементов: фактического и формального. Фактическая составляющая доказательства – это и есть его содержание, то есть сами сведения обо всех обстоятельствах преступления и других обстоятельствах, имеющих значение по делу. В то время, как формальная сторона отражает соответствие порядка и условий получения сведений о преступлении тем правилам, которые закреплены в уголовно-процессуальном законе. Причем значение имеют оба элемента, потому что, несмотря на то, что фактическая сторона доказательства помогает восстановить преступление, без формальной стороны эти сведения просто не будут иметь доказательственного значения.8 Именно поэтому далее в своей работе мне бы хотелось рассмотреть каждое из свойств доказательств, которые уже были названы выше.

Прежде чем приступить к рассмотрению данного вопроса хотелось бы отметить, что законодатель не определяет данные свойства каким-либо НПА, а только называет их в УПК РФ9, что, несомненно является пробелом в законодаетльстве. Данные свойства определяются лишь в научной литературе.

Под относимостью доказательств понимается, что их содержание способствует установлению обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.10

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемые деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 6 УПК РФ11, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Таким образом, доказательства могут быть обвинительными и оправдательными.

В зависимости от способа формирования, доказательства делятся на личные (идеальные) и вещественные (материальные). Личные доказательства содержатся в показаниях свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого и т.д. Вещественные доказательства отображаются на материальных объектах (следы, изъятые с места происшествия, орудия преступления, документы с признаками подчистки)12.

В теории уголовно-процессуального права доказательства делятся на прямые и косвенные. Содержание прямых доказательств полностью совпадает с содержанием элементов предмета доказывания по уголовному делу (например: показания свидетеля, бывшего очевидцем преступления).

Содержание косвенных доказательств, способствует установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания, но являются как бы его промежуточным этапом (например, наличие мотива для совершения убийства).
Большинство косвенных доказательств являются в тоже время прямыми относительно конкретных фактов, которые они подтверждают или опровергают. В частности, следы пальцев рук, обнаруженные на ноже, которым было совершено убийство, являются прямым доказательством того, что подозреваемый держал его, но косвенным доказательством, что именно он совершил преступление.

В большинстве случаев, собранные по делу доказательства являются косвенными. Поэтому, только рассмотрение всех косвенных доказательств в совокупности позволяет сделать единственно правильный вывод.

Доказательства могут быть первоначальными и производными.

«Деление доказательств на эти группы осуществляется, исходя из отношения источника доказательства к отражаемому им факту, т. е. в зависимости от наличия или отсутствия между источником доказательства и фактом промежуточного носителя информации»13.

К первоначальным доказательствам относятся показания свидетеля, непосредственно наблюдавшего преступление, признаки вещественного доказательства, изъятого с места происшествия и т.д. Производные доказательства являются своеобразным передаточным звеном от первоначальных. В связи с этим, не исключена возможность потери или искажения доказательственной информации при её переходе от одного источника к другому. Поэтому, основная роль производных доказательств заключается в том, что они способны помочь в поиске и установлении первоначальных доказательств. Если по делу допрошен очевидец преступления, то все иные аналогичные показания, данные с его слов другими лицами, не имеют самостоятельного доказательственного значения.

В то же время, если источник первоначальных доказательств утрачен, (сгорел подлинник документа, свидетель умер) производные доказательства могут использоваться в доказывании.

Часть 1 ст. 74 УПК РФ говорит, что «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.»14 Исходя из данного законодательного определения доказательств, обстоятельства, подлежащие доказыванию, посредством совокупности доказательств устанавливает не только суд, но также прокурор, следователь и дознаватель. Иначе говоря, сведения, полученные в ходе предварительного расследования и в судебном разбирательстве, одинаково признаются доказательствами. Однако не следует полагать, что все доказательства, полученные прокурором, следователем, дознавателем, т. е. стороной обвинения, имеют равный процессуальный статус с доказательствами, полученными непосредственно в суде. Так, согласно Уголовно-процессуальному закону РФ, оглашение показаний подсудимого либо потерпевшего и свидетеля, данных, в частности, при производстве предварительного расследования может иметь место лишь в строго определенных случаях. Это означает, что протоколы допросов, полученные ранее, не могут оглашаться и использоваться в судебном разбирательстве наравне с показаниями подсудимых, потерпевших и свидетелей, данных непосредственно в судебном разбирательстве. Это значит, что существуют, по крайней мере, два вида доказательств, обладающих неодинаковым юридическим значением, а именно, – доказательства, собранные на досудебных стадиях процесса, и собственно судебные доказательства.

Внутреннее убеждение при оценке доказательств необходимо рассматривать в двух аспектах: как метод оценки доказательств и как ее результат. Как метод оценки доказательств внутреннее убеждение гарантируется прежде всего отсутствием правил о преимуществах одного вида доказательств перед другими. Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность дознавателя, следователя, прокурора, судьи в соответствии оцениваемых доказательств тем свойствам, которые предусмотрены для них законом, и в правильности выводов, которые делаются этими должностными лицами по итогам уголовно-процессуального доказывания.

Внутреннее убеждение судьи, оценивающего совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, на основе которых он приходит к выводу по делу, должно быть однозначным, свободным от разумных сомнений. По определению С.П. Щавелева, “сомнение представляет собой такое состояние духа, при котором человек испытывает неуверенность в достоверности имеющегося знания; переживает отсутствие твердой веры в существование искомого эффекта, достижение поставленной цели; не решается избрать одно из двух или более сомнений”.

Вместе с тем достижение внутреннего убеждения по итогам рассмотрения дела, безусловно, должно предполагать наличие сомнений в силу исходного принципа презумпции невиновности подсудимого, то есть изначального сомнения в его виновности. В процессе рассмотрения дела происходит устранение или углубление этого сомнения, что в итоге и приводит к соответствующему результату – обвинительному или оправдательному приговору суда.

На первой стадии уголовного процесса сомнение, безусловно, преобладает над убеждением – происходят изучение и оценка предъявленного лицу обвинения, осознаются цели познавательной деятельности, их объем, предмет и пределы, формулируются познавательные проблемы.

В итоговой стадии принятия решения по результатам судебного разбирательства на первый план выходит убежденность в той или иной картине исследуемых событий как в целом, так и по отдельным обстоятельствам. Возникшие в ходе и по итогам познавательной деятельности суда сомнения должны сниматься в ходе мыслительной деятельности субъекта познания.

Вывод суда, основанный на исследованных в судебном заседании доказательствах, является достоверным в том смысле, что в ходе судебного разбирательства не появилось чего-либо, что можно было бы ему противопоставить, что давало бы повод усомниться в этом. Таким образом, получаемое знание является очевидным.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что по итогам судебного разбирательства у судьи возникает внутреннее убеждение в непротиворечивости и логичной убедительности определенного набора сведений, полученных путем оценки совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. При этом сомнения должны быть устранены в результате активной познавательной работы, а неустранимые разумные сомнения истолкованы в пользу подсудимого.

В основе внутреннего убеждения должны лежать обстоятельства, представленные суду и допущенные к исследованию в установленном законом порядке. Кроме того, внутреннее убеждение должно охватывать оценку всех полученных сведений и притом не разрозненно, а в их совокупности. Это и позволяет получить истинный вывод в ходе судопроизводства.

Логические приемы доказывания и опровержения. Элементарные акты доказывания.

ЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ОПРОВЕРЖЕНИЯ

Внутреннее убеждение в уголовном процессе рассматривается как психическое состояние, отличающееся твердой уверенностью в истинности достигнутых результатов, объективно отражающее состояние доказанности факта, события”. Поскольку внутреннее убеждение – это психическое состояние, для него невозможно с правовых позиций установить какие-либо формальные правила.

Внутреннее убеждение непосредственно связано с оценкой доказательств, а любая оценка предполагает три элемента:

  • 1) познавательный (когнитивный);
  • 2) логический;
  • 3) психологический.

Убеждение как продукт взаимодействия разума, чувства и воли – не просто правильный взгляд, а эмоционально окрашенная внутренняя сила, регулирующая человеческое поведение. Внутреннее убеждение – это, во-первых, знание, во-вторых, вера в правильность этого знания и, в-третьих, волевой стимул, побуждающий к определенным практическим действиям .

По мнению В.А. Лазаревой, «любая (непосредственно) воспринимаемая судом информация является результатом познавательной деятельности других субъектов (свидетеля, следователя), на основе которой исключительно мыслительным путем суд приходит к логическим выводам, завершающим процесс познания. Изложение этих выводов в приговоре есть констатация познанного (установленного) факта» . Следовательно, основным является познавательный элемент, предполагающий наличие информации, представляющей собой логически стройную систему, для того чтобы убедить познающего субъекта в достоверности информации, на основании которой принимается процессуальное решение.

По мнению Г.М. Резника, «структура формирования внутреннего убеждения судьи должна носить формально-логический характер» , поскольку преступление является событием прошлого, и «судья может прийти к своему выводу о рассматриваемом им событии лишь логическим путем, сопоставляя мнения, суждения, доказательства, проверить же его опытным путем он не в состоянии» . Но несмотря на то что судья не может проверить опытным путем соответствие содержания доказательств тому, что было в действительности, он может выяснить, какой проверке следователем подвергалось каждое из рассматриваемых в суде доказательств, порядок фиксации и проверки которых установлен законом, и таким образом убедиться в их достоверности или недостоверности. И.Я. Фойницкий в этой связи отмечал: «Суду указывается как событие, так и его причина; ему ставится не вопрос: что произошло и кем оно причинено, а вопрос: произошло ли данное событие и составляет ли причину его, внешнюю и внутреннюю деятельность определенного обвиняемого? Суду представляются и доказательства, имеющиеся для разрешения этого вопроса. Ему остается лишь определить точность или истинность доказательств и поставить их в логическую связь с искомым» .

Некоторые авторы, напротив, считают, что в уголовном судопроизводстве недопустима логика формально-методологического подхода . Такая точка зрения не может быть признана даже заслуживающей внимания, поскольку мир в познавательной ситуации не может быть дан и освоен иначе, как в формах мышления, и проверка истинности суждений обязательно принимает логическую форму и без логики не может быть осуществлена. Еще И. Кант со всей отчетливостью зафиксировал: невозможно познавательно осваивать объект без учета средств и способов его познавательного освоения.

А.Ф. Черданцев справедливо отмечает, что «в теории права признание несвязанности судьи законами логики преследует цель заменить закон и выводы из закона на основе правил логики интуицией судьи, его правовым чувством, его представлением о “справедливом”, “естественном” праве… Под флагом алогизма – освобождение судьи от закона и логики» .

Люди постоянно употребляют правильную форму умозаключения как орудие проверки имеющихся знаний. Делая из тех или иных посылок логически правильный вывод и устанавливая затем его ложность, мы заключаем отсюда и ложность одной или всех посылок, из которых делался этот вывод. Подтверждением верности нашего заключения о ложности посылки является здесь именно правильная форма выводов . Несомненное значение и важность логических учений в уголовном процессе отмечал И. Василенко, утверждавший, что «суд по внутреннему убеждению должен покоиться на прочных доводах, систематически представленных; всестороннее знание теории рассуждения и доказательства необходимо для юриста-практика» .

В ходе судебного следствия тщательно проверяется объективность информации, собранной на предварительном следствии, при этом судья делает вывод о доказанности или недоказанности обвинения на основании лишь тех доказательств, которые были представлены и исследованы в суде, поскольку только после этого возможны умозаключения о них. Поведение судьи должно быть беспристрастным и определяться объективностью, а в основе окончательного вывода о том, доказано ли событие преступления и совершил ли его обвиняемый, должны лежать знания и логика рас-суждений, ничего больше. Судья, оценив доказательства, должен быть убежден в правильности своего решения. Именно судья (суд) способен объективно исследовать все собранные доказательства и прийти к единственно правильному и обоснованному с позиции логики и закона решению.

Убедить кого-то – значит лишь создать у убеждаемого уверенность в истинности тезиса. Задача убеждения считается законченной, если такая уверенность почему-либо создалась, независимо от того, соответствует тезис действительности или не соответствует. Приемами убеждения могут служить не только приемы доказательства в собственном смысле, но и другие способы воздействия на человека: влияние на чувства, фантазию, использование пафоса, заинтересованности и т.д., лишь бы эти приемы порождали психологический эффект, состояние уверенности в обладании истиной. Целью же доказательства является установление соответствия тезиса независимой от убеждаемого субъекта действительности по закону достаточного основания, т.е. установление самой объективной истины, а не достижение субъективной убежденности в обладании истиной.

Преимущество логики перед другими средствами убеждения убедительно показал П. Сергеич: «Когда оратор развивает чисто логическое рассуждение, вокруг него чувствуется как бы здоровый холод, в котором широко дышится и ясно видно сквозь чистый воздух; в патетической речи нет этой прохлады, поэтому первое воспринимается слушателями с полной готовностью, второе – почти всегда с некоторым недоверием. Другое преимущество логического доказательства перед обращением к чувству заключается в том, что противник ваш всегда может охладить чувствительность присяжных и никогда не властен отнять малейшую крупицу у верного логического рассуждения» .

Таким образом, в любом случае убедить – значит обратиться к разуму, а для этого необходимо выстроить логически безупречную цепочку рассуждений, что и будет основанием для психологического состояния убеждения. Поэтому основными аспектами формирования внутреннего убеждения являются познавательный и логический аспекты. Перенос же акцента на психологическую способность доказательств убеждать без рассмотрения их подлинной сущности представляется опасным. Правильность оценки доказательств определяется не степенью их воздействия на исследователя, а обоснованностью этой оценки .

Следует различать убежденность в виновности подсудимого и доказанность его виновности. Доказательства должны убеждать суд в доказанности вины обвиняемого, поскольку неотразимую силу придает мысли не субъективная уверенность, а обоснованное убеждение; с другой стороны, лишь акты обоснованного знания сопровождаются переживанием субъективной уверенности в его достоверности. Именно поэтому ключевым понятием для принятия любых решений по уголовному делу является именно понятие «обоснованность».

Процесс формирования внутреннего убеждения судьи связан с непрерывным разрешением сомнений, которые и должны изначально предполагаться в силу исходного принципа презумпции невиновности подсудимого. Только подвергнув сомнению версию предварительного следствия, испытав ее на прочность и достоверность, суд может установить истину. В процессе исследования доказательств происходит либо устранение сомнений, либо их углубление, что ведет к соответствующему выводу – о виновности или невиновности подсудимого.

Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность суда в достоверности доказательств и правильности выводов, к которым он пришел в процессе их исследования.Вывод суда должен быть однозначным, исключающим разумное сомнение, так как убеждение и сомнение – понятия друг друга исключающие. Под «разумным сомнением», по мнению Р. Уокера, следует понимать «сомнение, которое основано на разуме и здравом смысле, и может возникнуть в результате тщательного и беспристрастного рассмотрения всех доказательств либо в результате недостаточности доказательств. Доказанность вины вне разумного сомнения – это доказанность, которая оставляет вас в твердом убеждении, что обвиняемый виновен» .

Некоторыми авторами в структуре внутреннего убеждения как результата оценки доказательств правомерно выделяется, кроме перечисленных, еще один аспект – нравственно-этический, предполагающий учет требований совести и справедливости при вынесении решения . Убеждение, справедливо отмечал И.Я. Фойницкий, «не знает других законов, кроме указаний разума и внушений совести» . Совесть, как чувство нравственной ответственности, выступает в этом процессе внутренним критерием соблюдения правил, обеспечивающих независимость и свободу выражения своего убеждения, уверенность в беспристрастности и справедливости решения, таким образом, выражает самооценку деятельности и самоконтроль убеждения суда.

В основе судебного приговора должна лежать не только логическая неизбежность, но и нравственная обязательность, поскольку сформировать внутреннее убеждение невозможно, если не руководствоваться при этом ценностными ориентациями, нравственными установками. Справедливость в уголовном процессе может быть достигнута лишь при надлежащей, соразмерной реакции правоохранительных органов на преступное поведение. А такая реакция может быть справедливой только в случае, когда компетентным органам известны все обстоятельства дела.

Можно сделать вывод, что указание закона на оценку доказательств по внутреннему убеждению, свободному от внешнего принуждения и не связанному формальными предписаниями, предполагает в качестве необходимого условия такое психическое состояние субъекта, которое характеризуется убежденностью в достоверности полученного знания, отсутствием сомнений в правильности решений, основанных на этом знании.

Решить по внутреннему убеждению – значит осознать единственную правильность утверждаемого или отрицаемого, иметь строго обоснованную уверенность в истинности своих суждений и располагать необходимым для этого объективным материалом.

Принцип свободы оценки доказательств сформулирован законодателем таким образом, что доказательства оцениваются на основании самих себя («основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств»), что не может быть признано правильным. Представляется, что основанием для формирования внутреннего убеждения должна являться доказанность или недоказанность всех обстоятельств преступления, которые могут быть установлены только в результате полного, всестороннего и объективного исследования доказательств.

В современных условиях принцип свободной оценки по внутреннему убеждению предполагает наличие следующих условий:

  • – самостоятельность и прерогатива субъекта доказывания при оценке доказательств;
  • – независимость субъекта доказывания, т.е. несвязанность с оценкой, данной другим лицом или органом;
  • – отсутствие предустановленной законом силы доказательств, их видов, значения и количественных показателей достаточности для дела;
  • – непосредственное восприятие всех доказательств;
  • – отсутствие всякого внешнего принуждения;
  • – точное соблюдение законов мышления.

Внутреннее убеждение можно определить как свободное от посторонних влияний нравственно и логически обоснованное критическое отношение судьи к доказанности или недоказанности обстоятельств совершенного преступления совокупностью представленных и полно, всесторонне и объективно исследованных в суде доказательств.

Судейское убеждение должно опираться на достоверные факты и основываться на проверенных и рассмотренных в суде доказательствах 1 , при этом суд не только должен прийти к убеждению сам, но и отразить мотивы своего убеждения в процессуальных документах, в этом проявляется социальное значение судебного акта. Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ решение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Именно в мотивировке обоснованности принимаемых решений находит внешнее выражение внутреннее убеждение судей. Требование мотивировать важнейшие судебные решения обязывает судей не раз продумать и объяснить ход и результат своих рассуждений, путей преодоления своих сомнений в достоверности того или иного доказательства, доказанности каких-либо обстоятельств по делу и т.д. 1

Таким образом, свободное внутреннее судейское убеждение при оценке доказательств возможно только в условиях состязательного уголовного процесса, целью которого является достижение объективно обоснованного результата.

Уголовный процесс относится к уголовному праву. Уголовное право определяет содержательную, предметную деятельность правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений, а также судопроизводства по уголовным делам. Уголовный процесс определяет порядок деятельности всех правоохранительных органов, к которым относятся суд, прокуратура, государственные органы правопорядка и безопасности (МВД, ФСБ, ФСНП), органы предварительного расследования преступлений (дознаватели, следователи), а также органы по правовому обеспечению и правовой помощи (Министерство юстиции, нотариат, адвокатура) и негосударственные организации обеспечения правоохраны (частные детективы и охранные предприятия), стадии их деятельности и официальное выражение ее результатов. Особенно тесно соприкасаются интересы уголовного и уголовно-процессуального права в таких институтах, как основание уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности и от наказания, давность привлечения к уголовной ответственности, давность обвинительного приговора, амнистия, погашение и снятие судимости и т.д.

Анализируя уголовный процесс как сложное целое, можно выделить в нм несколько относительно самостоятельных направлений уголовно-процессуальной деятельности.

При традиционном подходе исходным направлением считают обвинение, которое собственно требует наличия защиты и разрешения дел. Анализ уголовно-процессуальной деятельности в аспекте функций обвинения, защиты и разрешения дела позволяет ответить на вопрос, как организовано обеспечение правильного применения закона.

Под функцией обвинения понимают одно из основных направлений процессуальной деятельности, связанное с изобличением лица, причастного к свершению преступления и обеспечением применения к нему справедливого наказания.

Функция обвинения проявляется как в деятельности органов предварительного расследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, так и в деятельности обвинителей при рассмотрении дела судом первой и аппеляционной инстанций. Функцию обвинения реализуют прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

Ранее в теории уголовного процесса обосновывалось наличие функции предварительного расследования. Ее наличие объяснялось возможностью органов предварительного расследования прекращать уголовные дела в отношении обвиняемых по нереабилитирующим основаниям, то есть при доказанности совершения ими преступления. Теоретиками уголовного процесса эта деятельность определялась как разрешение уголовного дела по существу и связывалась с судебными полномочиями. Эта концепция не основывалась на законе. В соответствии с УПК в этом случае следователь не разрешал уголовное дело, а отказывался от уголовного преследования. В новом процессуальном законодательстве подобная функция не предусмотрена. Органы предварительного расследования включены в перечень участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Однако в соответствии с положениями в качестве подфункции обвинения необходимо рассматривать уголовное преследование, которое находит свое выражении в форме выдвижения против конкретного лица обвинения и изобличения его в совершении преступления гл. 3 УПК РФ.

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке ч. 1 ст. 20 УПК РФ.

Функции защиты представляют собой процессуальную деятельность, состоящую в опровержении полностью или частично выводов обвинения, а также предоставлении суду доказательств, свидетельствующих о меньшей общественной опасности подсудимого. Функция защиты осуществляется в целях благоприятных последствий для обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), а также для гражданского истца (если он принимает участие в деле).

В уголовном судопроизводстве функцию защиты реализуют подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, защитник, гражданский ответчик и его представитель гл. 7 УПК РФ.

Функция разрешения уголовного дела по существу заключается в процессуальной деятельности суда по разрешению вопроса о виновности или невиновности подсудимого в связи с представленным в суд обвинением. Суд также обязан решить вопрос об уголовном наказании, а также другие вопросы ст. 299 УПК РФ. Данная функция проявляется как в деятельности суда первой и аппеляционной инстанций при осуществлении правосудия, так и при осуществлении судебного надзора вышестоящих судебных инстанций за процессуальной деятельностью нижестоящих.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Raritet34.ru
Добавить комментарий