Open
Close

Оборонительные укрепления. Фортификационное сооружение: история и современность Фортификационная канава

Фортификация представляет собой науку об искусственных преградах и закрытиях, которые усиливают расположение полков в период боя. Теория этой дисциплины была разработана Альбрехтом Дюрером.

Предмет изучения

В качестве него выступают свойства, правила расположения, способы возведения построек для обороны и атаки. Преграды и закрытия создаются зачастую самой местностью. Фортификация исследует усовершенствование естественных местных образований и усиление их искусственными сооружениями. Постройки для стороны, их использующей, создают благоприятные условия для ведения боя. Фортификационное сооружение способствует нанесению врагу наибольшего вреда при минимальных собственных потерях.

Мертвая сила преград и закрытий определенным образом заменяет живые ресурсы - солдат, освобождая их некоторое количество для перемещения к другим пунктам. Таким образом, постройки обеспечивают сосредоточение сил в решительные моменты на важнейших пунктах поля битвы.

Фортификационное сооружение: общее понятие

В качестве него выступает постройка, которая предназначается для закрытого размещения и максимально результативного использования оружия, пунктов управления, боевой техники, а также для обеспечения защиты солдат, объектов тыла и населения от атаки противника. Для реализации указанных задач может быть возведено постоянное или временное фортификационное сооружение. В рамках науки изучается его конструкция, способ создания и использование.

Полевые постройки

Фортификационное сооружение может быть создано для подразделений, которые редко остаются долго на одной местности. Такие конструкции возводятся непосредственно перед сражением и сохраняют свое значение только на его период. Время, в течение которого служит полевое фортификационное сооружение, измеряется обычно в часах и редко превосходит по продолжительности одни сутки. Возведение построек осуществляют сами солдаты с использованием инструмента, входящего в походное снаряжение. Полевое фортификационное сооружение - это конструкция из земли с добавлением в некоторых случаях простейших лесных либо иных материалов, которые можно найти на данной территории.

Классификация

Полевые постройки можно разделить на следующие категории:


Кроме этого, в полевых условиях для создания постройки могут быть приспособлены местные предметы. Этот способ также позволяет достичь тех же результатов, что и от возведения приведенных выше конструкций, но с наименьшей затратой времени и материалов.

Важнейшие точки

На любой местности, где предполагается держать оборону, можно найти несколько пунктов, имеющих особое значение. Удержание их затрудняет действие врага и облегчает перемещение собственных солдат. Как правило, в качестве полевых укреплений выступают командующие высоты. С них ведется обстрел соседних к расположению участков, а также видны доступы к флангам и фронтам позиции. Обеспечение обороны этих точек осуществляется в течение всего боя. Для этого выделяется 1-4 роты. Эти части лишены возможности перемещаться в пространстве, менее подвержены обстрелу. Однако их потери могут быть весьма значительны, поскольку важность этих пунктов навлекает на них усиленные огневые действия врага.

Для предупреждения атак и штурмов вокруг каждой такой точки возводится фортификационное сооружение. Это обеспечивает лучшее закрытие, серьезную преграду и хорошую позицию для обстрела. При непродолжительном бое (до 12 часов) такие укрепления сооружают поспешно. При более длительных сражениях конструкции укрепляют, совершенствуют, увеличивая уровень их сопротивления. Такие сооружения называют уже усиленными.

Продолжительная оборона

В зависимости от характера сражения может возводиться постоянное или временное фортификационное подземное сооружение. Постройка также может быть создана и на поверхности. Постоянные конструкции представляют собой преграды и закрытия, предназначенные для усиления защиты особо важных стратегических пунктов в стране. Значение таких территорий, как правило, выясняется задолго до начала боевых действий и сохраняется на всем их протяжении. Именно поэтому любое такое фортификационное сооружение служит в течение нескольких десятков, а то и сотен лет, хотя обороняется месяцы.

Для создания конструкции привлекаются вольнонаемные рабочие. При строительстве используются разные инструменты и материалы (земля, железо, бетон, кирпич, камень). Такие конструкции возводят для обеспечения продолжительной обороны с применением наименьшего количества сил. Для этого необходимо наличие крепостной постройки, защищенной от штурма. Это обеспечивается посредством возведения оборонительной сомкнутой ограды с препятствием, которое позволит производить обстрел из сооружений, неуязвимых издали. В качестве такого укрепления может выступать фортификационное сооружение треугольной формы. В крепостях перед рвом такая постройка максимально обеспечивала оборону. Обстрел производился картечным продольным огнем.

Равелин

Эта постройка - фортификационное сооружение треугольной формы. Оно располагается между бастионами и служит для перекрестного обстрела. С помощью него защищаются подступы к крепостному обводу и поддерживаются соседние укрепления. Стены, из которых состояла насыпь в фортификационном сооружении, имели высоту на 1-1,5 м ниже, чем в центральной постройке. При захвате равелина, таким образом, облегчается его обстрел.

Особенности конструкций

Чем сильнее будет фортификационное сооружение, тем слабее может быть гарнизон. Усиление конструкции зависит от времени и денежного обеспечения. Постоянные постройки заставляют противника подводить осадные орудия для их разрушения. На это все уходит достаточно много времени. Это, в свою очередь, позволяет продолжать активное сопротивление и оборону. Цель таких сооружений всегда неизменна. Между тем способы ее реализации постоянно совершенствуются с развитием боевой техники. При любом усилении средств поражения незамедлительно вносятся коррективы в конструкции укреплений.

Этапы развития построек

Важнейшие стадии обусловлены достаточно резким увеличением численности ВС и усовершенствованием артиллерии. В связи с этим долговременная фортификация прошла следующие периоды:


Временные укрепления

По своему устройству они представляют собой промежуточные конструкции между долговременными и полевыми сооружениями. В мирное время они возводятся на второстепенных стратегических пунктах. В некоторых случаях, например, при недостаточном финансировании, временные постройки заменяют постоянными укреплениями. В период боевых действий их возводят на важнейших участках предстоящих сражений, а также на пунктах, находящихся на уже захваченных территориях, значение которых выясняется непосредственно во время боя.

Особенности строительства

Время, которое может быть потрачено на возведение, составляет от нескольких дней до месяцев. Для строительства применяются разные материалы, инструменты и средства. В связи с этим сами сооружения обладают разным усилением. Если на постройку есть несколько месяцев, то привлекаются вольнонаемные рабочие. В качестве материала в таких случаях применяется бетон и прочее сырье, используемое при строительстве постоянных укреплений.

Существенная разница отмечается в конструкции ограждений. Во временных укреплениях весьма ограничено количество казематов, преграды горизонтальные, оборона рвов осуществляется открытым способом. Эти постройки обеспечивают защиту от крупных осадных орудий. Но, поскольку они слабее, чем долговременные, для них требуется больше войск.

Общий характер укреплений

Временные пункты могут быть представлены в виде оград, фортов и так далее. Их общий характер аналогичен долговременным постройкам. Чаще всего возводятся форты. Они сооружаются при строительстве не только усиленных лагерей, но и более слабых укреплений. В некоторых случаях для защиты одного пункта используются преграды и закрытия разного типа. Так, крепости окружают фортами или устраивают промежуточные пункты на больших расстояниях между постоянными конструкциями. Кроме этого, сооружают передовые точки для увеличения запасных погребов с боеприпасами. Большие гарнизоны обеспечивают активную оборону, однако в этих случаях потери могут быть существенными. Так, например, при обороне Севастополя в 1854-55 гг. из строя выбыло более 100 тысяч человек.

Развитие дисциплины в России

Зарождение фортификации совпало с началом оседлости. Развитие науки прошло те же стадии, что и на западноевропейской территории, но гораздо позже. Это было обусловлено неблагоприятными историческими событиями. В качестве первых укрытий от нападений неприятеля выступали оборонительные земляные ограды. Такие конструкции использовались до IX столетия. В Западной Европе к тому времени они уже были заменены каменными постройками. С IV века в России стали возводиться деревянные сооружения, а в конце XI столетия появились брустверы. Они были сначала дощатыми, а затем бревенчатыми. Огонь вели поверх бруствера. Деревянные ограды усиливали венчатыми башнями. Они сооружались преимущественно шестиугольными. В их стенах проделывали бойницы - специальные окна для ведения пушечной и ружейной стрельбы.

Оборона Древней Руси велась с многочисленных отдельно расположенных укрепленных пунктов и сторожевых линий. Первые именовались городками или городами, в зависимости от их величины. Любой населенный пункт обязательно укреплялся для защиты от грабителей, нападавших как при внешних, так и при междоусобных войнах. Жилые территории, не отнесенные к городам, обносились острогами. Эти укрепления также ставили на границе с государствами, в которых было плохо развито военное искусство.

XIX век

В это столетие в России появилась и достаточно широко распространилась военно-инженерная литература. Отечественная фортификационная школа пользовалась в то время несомненным уважением на западе. Выдающиеся инженерные замыслы были воплощены в реальность в начале столетия. Так, каждое фортификационное сооружение времен Отечественной войны 1812 года иллюстрировало талант и оригинальность мысли конструкторов. Однако в боях укрепления практически не были задействованы. Это зависело от интенсивности сражений. Стремительные отступления, следующие за ними такие же внезапные нападения и незавершенность главных линий укреплений не позволяли ни одной из сторон провести вдумчивую и последовательную осаду. Тем не менее, каждое существовавшее фортификационное сооружение времен Отечественной войны выполняло поставленную перед ним задачу.

Примером может служить битва у Динабургских стен. Маршал Удино, не сумев захватить предмостовое укрепление, попытался устроить что-то вроде осады. Однако он встретил сопротивление активно и умело оборонявшегося гарнизона. После этого, лишенный инженерных отрядов и артиллерии, маршал был вынужден отступить. Такие результаты давало каждое фортификационное сооружение времен Отечественной войны 1812 г. Если бы таких построек было больше, то ход борьбы был бы совершенно иным.

Защитные и маскирующие свойства местности

В любом бою, при всех видах боевой деятельности очень важно уметь использовать защитные и маскирующие свойства местности с тем, чтобы избежать излишних потерь в живой силе, и технике от современных средств поражения и суметь успешно выполнить поставленную задачу. Руководя отделением, расчетом или экипажем, сержант должен помнить об этом, знать необходимые рекомендации по укрытию личного состава и инженерной техники на той или иной местности.

Лес, например, хотя и уменьшает параметры поражающих факторов ядерного взрыва, но в нем от воздействия ударной волны будут валиться деревья; они могут нанести урон личному составу, находящемуся вне укрытия, повредить инженерную технику и транспорт. Поэтому, выполняя задачи в лесистой местности, лучше использовать поляны, прогалины и вырубки, покрытые кустарником. Чтобы поблизости не возник пожар, необходимо убрать сухой валежник, подстил и т. д.

На открытой местности для укрытия лучше располагаться за обратными скатами возвышенностей. Более надежно защищают узкие, глубокие и извилистые овраги, лощины, карьеры, расположенные перпендикулярно или под углом к направлению распространения ударной волны. Однако, располагаясь в оврагах, котлованах, за обратными скатами высот, надо иметь в виду, что укрытые откосы в слабых грунтах могут обрушиться, поэтому их следует закрепить. Защитные свойства местности могут быть увеличены за счет углубления естественных выемок, устройства специальных врезок в скаты высот, откосы оврагов, крутости холмов и т. п.

Назначение и типы фортификационных сооружений

Фортификационные сооружения возводятся при фортификационном оборудовании позиций и районов расположения войск в целях создания наиболее благоприятных условий для ведения огня из всех видов оружия, удобства для наблюдения, управления боем, а также для защиты личного состава и боевой техники от средств поражения. Эти сооружения в полевых условиях являются наиболее эффективным средством защиты личного состава и техники от ударной волны и других поражающих факторов средств поражения.

По устройству ВФС подразделяются на сооружения открытого и закрытого типа. Сооружения открытого типа не имеют замкнутой защитной конструкции и защищенного входа. Сооружения закрытого типа имеют замкнутую защитную конструкцию и защищенный вход.

По условиям применения войсковые фортификационные сооружения могут быть долговременными и полевыми. К долговременным ВФС относятся сооружения закрытого типа, возводимые заблаговременно из долговечных материалов. Полевыми ВФС называются сооружения, возводимые в ходе боевых действий с применением местных материалов или сборно-разборных конструкций промышленного изготовления.

По назначению ВФС подразделяются на группы:

для ведения огня;

для наблюдения и управления огнем;

для защиты личного состава;

для пунктов управления;

для медицинских пунктов и госпиталей;

для защиты техники и материальных средств.

К полевым фортификационным сооружениям относятся: окопы, траншеи, ходы сообщения, сооружения для ведения огня, наблюдения, укрытия личного состава, боевой техники, транспорта, боеприпасов и других видов военного имущества.

Окопы и траншеи, оборудованные ячейками и площадками для ведения огня из стрелкового оружия и противотанковых средств, окопы для орудий и другой боевой техники позволяют более эффективно использовать все боевые средства мотострелковых, танковых, артиллерийских подразделений, уменьшают заметность их на поле боя и в определенной степени защищают от средств поражения противника.

На командно-наблюдательных пунктах возведенные сооружения позволяют командирам вести скрытно наблюдение за боем, создают необходимые условия для работы под огнем противника.

Укрытия для личного состава не только повышают защиту личного состава от средств поражения противника, но и укрывают людей от холода и непогоды; позволяют создать условия для отдыха личному составу подразделений в боевых условиях. Укрытия для боевой и транспортной техники защищают ее от поражения.

Сооружения открытого типа снижают в 1,5 - 2 раза воздействие поражающих факторов ядерного взрыва и защищают от пуль, осколков снарядов и гусениц танков. Если же в них будут сделаны перекрытия или козырьки с грунтовой обсыпкой, то они могут защищать и от поражения зажигательными средствами, радиоактивными, капельножидкими отравляющими веществами, применяемыми противником.

Закрытые сооружения обычно имеют остов, оборудованный защитными и герметическими дверями, защищенные воздухозаборные и другие отверстия и проемы. Они создают более надежную защиту от современных средств поражения, чем открытые.

Все фортификационные сооружения (независимо от их назначения) по своему устройству и расположению на местности должны удовлетворять определенным тактико-техническим требованиям, в частности обеспечивать наиболее эффективные действия каждого солдата и подразделения в целом; обеспечивать живучесть боевых сил и средств, позволять решать задачи в ограниченные сроки. Сержанты лично организуют фортификационное оборудование и маскировку в расположении отделения, расчета, экипажа и руководят выполнением этой задачи.

Одиночные окопы. Одиночные окопы создают необходимые условия для ведения огня и являются простейшими укрытиями от поражения огнем противника, В зависимости от наличия времени и условий боевой обстановки одиночные окопы отрывают для стрельбы лежа, с колена и стоя.

Производится это в такой последовательности:

солдат, лежа на выбранном месте, кладет справа от себя автомат на расстоянии вытянутой руки дульной частью в сторону противника;

повернувшись на левый бок, правой рукой вынимает лопатку из чехла и приступает к отрывке;

обхватив черенок лопаты двумя руками, ударами от себя, не поднимая локтя и головы, подрезает дерн или плотный верхний слой земли, обозначая впереди и с боков границы выемки;

после перехватывает лопату и ударами от себя отворачивает дерн, кладет его впереди себя и отрывает окоп;

когда в передней части окопа будет отрыта необходимая глубина, солдат, отодвигаясь назад, продолжает рыть окоп в длину, пока туловище и ноги будут полностью укрыты.

Бруствер следует делать как можно положе, чтобы, он был менее заметен для противника, его уплотняют (ударяя лопатой) и маскируют дерном, травой или ветками.

Для удобства ведения огня окоп углубляют для стрельбы с колена и стоя.

Одиночный окоп для стрельбы стоя позволяет вести огонь в любом направлении, лучше обеспечивает защиту от ружей но-пулеметного огня противника, от осколков снарядов, взрывной волны. Он в полтора раза снижает радиус зоны поражения от ударной волны ядерного взрыва по сравнению с размещением на открытой местности и почти в десять раз уменьшает площадь поражения при взрывах снарядов.

Помимо одиночных окопов могут устраиваться парные, в которых размещаются два солдата или окоп для трех стрелков. В этом случае отрывку рекомендуется делать в виде щели длиной до 3 м прямолинейного или ломаного начертания в плане. Солдат пехотной лопатой в среднем грунте отрывает окоп для стрельбы из автомата лежа за 20 мин при объеме вынутого грунта 0,3 м З. На отрывку окопа для стрельбы с колена требуется 1 - 2 чел.-часа при объеме вынутого грунта 0,8 м З, на окоп для стрельбы стоя - 1,5 чел.-часа при объеме вынутого грунта 1,4 м З. Время на устройство парного окопа соответственно в 1,5-2 раза больше. Одиночный окоп для стрельбы лежа из ручного и ротного пулеметов состоит из двух одиночных окопов, расположенных с некоторым уступом один относительно другого, бруствера и площадки для пулемета, которая делается размером 1x1 м. Бруствер окопа устраивается с трех сторон высотой 60 см, а в секторе обстрела - не более 20 см. Двое солдат отрывают такой окоп за 1,5 ч, а для стрельбы стоя - за 2,5 ч при объеме вынутого грунта 2,3 м. куб.

Окоп на отделение. Окоп на отделение представляет собой ров длиной до 100 м, оборудованный для ведения огня из штатного оружия мотострелкового отделения.

Окоп на отделение создает благоприятные условия для ведения боя: обеспечивает скрытый маневр огневыми средствами, товарищескую взаимопомощь и огневую под держку. Но, с другой стороны, он требует больших затрат на его возведение. Например, одиночные окопы отрываются за 2-2,5 часа, а окоп на отделение за 10-12 часов. Поэтому, в целях обеспечения постоянной готовности к бою, устройство окопа на отделение начинается с отрывки одиночных окопов, которые затем соединяются рвом. В связи с этим окоп на отделение устраивается в несколько этапов.

Первый этап - отрывка одиночных стрелковых окопов для ведения огня из положения стоя или последовательно - для стрельбы лежа, с колена, стоя.

Второй этап - одиночные окопы соединяются рвом глубиной 50-60 см. Из-за недостатка грунта бруствер отсыпается только со стороны фронта, обеспечивая общую высоту закрытия 100-120 см. Этого достаточно, чтобы по рву можно было передвигаться не в полный рост. Поскольку одиночные окопы располагаются на удалении 6-8 м друг от друга, то общая длина рва получается 50-60 м. Ширина рва по дну принимается не менее 50 см, чтобы человек мог лечь на дно, укрываясь от воздействия средств поражения.

По верху ширина рва принимается с учетом категории грунта. Ров отрывается ломаного начертания в целях обеспечения ведения многослойного и перекрестного огня перед фронтом позиции отделения, а также для ограничения распространения вдоль рва пуль, осколков и воздушной ударной волны. Каждый прямолинейный участок рва, который называется фасом, отрывается длиной 15-20 м. Начертание рва принимается такое, чтобы часть одиночных окопов оказывалась врезанными в ров, образуя примкнутые стрелковые ячейки, то есть ров отрывается из боковых крутостей одиночных окопов. Другая часть окопов, предназначенных для ведения флангового огня, должна образовывать вынесенные ячейки. Для этого одиночные окопы для автоматчиков или пулеметчиков соединяются со рвом через торцевую крутость окопа.

Третий этап - ров отрывается на всю ширину позиции отделения и углубляется до 110 см, то есть такой же глубины, как и одиночные окопы. Это позволяет вести огонь со дна рва в любом его месте. Для этого в секторе огня расчищается бруствер до высоты 30 см, в результате чего образуется бойница. Она используется как запасная позиция для стрелков.

Бойницы могут быть различного начертания. Бойницы трапециидальной формы, расширяющиеся к противнику, дают некоторое удобство для стрелка, так как при изменении направления огня нужно перемещать только оружие, а самому оставаться на месте. Однако такие бойницы лучше видны противнику, а поэтому демаскируют позицию.

Бойницы, суживающиеся к противнику, менее удобны, так как стрелок должен перемещаться для ведения огня во всем секторе, кроме того, сокращается поле наблюдения. Зато эти бойницы менее заметны для противника и имеют лучшие защитные свойства. Бойницы, расширяющиеся от середины в обе стороны, по своим свойствам занимают среднее положение между рассмотренными ранее типами бойниц.

Бойницы для стрелков лучше делать суживающими к противнику, а для пулеметчиков и наблюдателей расширяющимися к противнику. Сектор обстрела из бойницы для стрелков принимается около 30 градусов.

Для повышения защитных свойств окопа на отделение над основными стрелковыми ячейками устраиваются противоосколочные козырьки, перекрываются отдельное участки рва длиной не менее 3 м, в передней крутости рва устраиваются подбрустверные ниши для боеприпасов и для укрытия на 1 -2 человека, а также перекрытая щель или блиндаж на отделение.

В условиях отсутствия соприкосновения с противником окоп на отделение может отрываться без соблюдения указанной выше очередности. При этом сначала может отрываться ров, а затем в нем оборудуются стрелковые ячейки. Ров может отрываться на всю ширину фронта позиции отделения или вначале только на ширину фронта основных позиций стрелков. Порядок отрывки определяет командир подразделения в зависимости от условий боевой обстановки.

В неустойчивых или слабых грунтах крутости окопа на отделение укрепляются одеждой из различного материала.

Траншеи и ходы сообщения

Траншея представляет собой узкий ров с передним и тыльным бруствером и бермой, Траншея предназначена для ведения огня, наблюдения, скрытого расположения и передвижения стрелков, огневых расчетов или целых подразделений, а также для защиты личного состава и вооружения от средств поражения. Профиль траншеи зависит от способа ее отрывки (рис. 21).

Стрелковые ячейки устраиваются примкнутыми или выносными, одиночными или групповыми. Примкнутые врезают на глубину 50 см, чтобы в Для передвижения по траншее в полный рост, она должна отрываться глубиной 150 см. Такая траншея получила название полного профиля.

Траншеи отрываются вручную или землеройными машинами. При отрывке вручную длина фаса принимается не более 20-30 м, а при отрывке машинами - 40-50 м, так как большую извилистость машинами создать трудно.

Землеройной техникой траншея обычно отрывается участками длиной до 100 м или 300-400 м, то есть на позиции отделения или в пределах взводного опорного пункта. Траншея на позиции отделения оборудуется примкнутыми и выносными стрелковыми ячейками для штатного вооружения, площадками для пулеметов и бойницами.

Ход сообщения по своей конструкции не отличается от траншеи. Однако у них разное назначение. Если траншея - сооружение боевое, то ход сообщения предназначен для скрытого передвижения личного состава между отдельными фортификационными сооружениями, позициями или опорными пунктами, а также для сообщения с тылом.

Глубина хода сообщения может быть 40-60 см для передвижения ползком, 110 см - согнувшись и 150 см - в полный рост.

Ход сообщения отрывается перпендикулярно или под углом к фронту извилистого или ломаного начертания с длиной фасов как траншея. Участки хода сообщения, идущие вдоль передних скатов делают с короткими фасами длиной 5-7 м, чтобы затруднить противнику сквозное наблюдение за передвижением по нему.

Вписывая ход сообщения в рисунок местности, иногда приходится отрывать прямые участки большой длины (например, вдоль дорог, насыпей и т.п.). В этом случае для улучшения защиты от продольного обстрела, уменьшения поражения людей осколками ударной волны через 15-20 м следует встраивать уступы. Длина уступа принимается 2-3 м, чтобы не затруднять движение личного состава с грузом, например, с носилками.

Окопы и укрытия для боевой техники и инженерных машин

Окопы для танков, бронетранспортеров и артиллерийских орудий устраивают с целью создать более благоприятные условия для ведения огня, повысить защиту экипажей (расчетов) и материальной части от средств поражения противника.

Решение о том, какие рыть окопы, принимает командир подразделения после изучения им боевой задачи и осмотра местности на боевой позиции. Следует отметить, что характерной для большинства современных окопов является прямоугольная форма в плане, она обеспечивает при отрывке наиболее эффективное использование средств механизации, особенно навесного бульдозерного оборудования БТУ на танках и артиллерийских тягачах. Отрывка окопов производится также с помощью взрывчатых веществ и вручную.

Для боевой техники, инженерных машин и автотранспорта устраивают котлованные укрытия различных размеров в плане и различной глубины, зависящих от типа укрываемой техники, ее габаритов и местности. Укрытие обычно представляет котлован прямоугольной формы с одной или двумя аппарелями для въезда и выезда. Наиболее распространены тупиковые укрытия, возводимые для большинства боевой техники и автотранспорта. Проходные укрытия с двумя аппарелями устраивают, как правило, для машин с прицепом, а также на группу боевых машин или автомобилей.

Длина укрытия по дну принимается на 50 см, а ширина на 20 - 30 см больше соответствующих размеров укрываемой машины. Глубина котлована и высота бруствера должны быть такими, чтобы машины с грузом укрывались заподлицо.

Аппарели в укрытиях и окопах устраивают с кругостями: для боевых машин, автомобилей и тягачей на гусеничном ходу - 1:2, для колесных машин -1:3 или 1:4. Для быстрого выезда из укрытия в глинистых грунтах в дождливую погоду укладывают на аппарель и на дно колейное и оплошное покрытие.

Укрытия для личного состава

В целях обеспечения защиты подразделений, сохранения их боеспособности на позициях и в районах расположения устраиваются укрытия. В зависимости от условий боевой обстановки, наличия времени, материалов применяются следующие виды укрытий для личного состава: щели (открытые и перекрытые), блиндажи и убежища.

Щели устраивают вместимостью на отделение, расчет (экипаж). Их выгодно устраивать в передней крутости траншеи. Открытую щель отрывают длиной 3-4 м, глубиной 1,5 м, шириной по дну 60 см. При наличии времени и материалов над щелью устраивают покрытие из бревен, накатника, жердей, досок, хвороста, фашин из камыша и тростника. Используются для этих целей и железобетонные изделия, бумажные земленосные мешки, подручные материалы. Сверху покрытия насыпается слой грунта 30-40 см и маскируется.

Устройство перекрытой щели командир отделения организует так: четыре солдата (первый расчет) выделяются для отрывки самого рва, укладки перекрытия, засыпки и маскировки; два-три солдата (второй расчет) заготавливают и переносят лесоматериалы для перекрытия щели и оборудуют вход. После отрывки рва 1-й расчет выравнивает площадки по обе его стороны на 50 см и на них, поперек рва, укладывает накат. Сверху насыпают слой грунта толщиной 30-40 см и маскируют подручным материалом. Перед засыпкой грунтом между элементами наката кладут траву, солому, ветви. 2-й расчет изготавливает мат или щит, которым закрывается вход в перекрытую щель. Перекрытые щели устраиваются также с использованием бумажных земленосных мешков и элементов волнистой стали.

Щель с одеждой крутостей и перекрытием из земленосных мешков устраивается отделением, которое разбивается на два расчета по три человека. Отрывку ведет 1-й расчет, а 2-й производит набивку мешков грунтом, а затем изготавливает приставной щит. Заполнение земленосных мешков следует производить в следующем порядке: два человека держат мешки в вертикальном положении и периодически их встряхивают, а третий насыпает грунт лопатой. Перед заполнением мешка солдат расправляет его днище ногой изнутри. Мешки при заполнении грунтом не досыпают до верха на 8-10 см, их открытые концы конвертуют (подгибают вначале короткие, а затем длинные стороны заполненного грунтом мешка).

Производя укладку земленосных мешков в щели, 1-й расчет кладет прямые мешки в боковые торцовые стенки и стенку входа, а затем двойные мешки в покрытие. 2-й расчет в это время производит подсыпку грунта.

В боковых и торцовых стенах прямые мешки, заполненные грунтом, укладывают чередующимися рядами: один ряд тычком, второй - ложком (с обязательной перевязкой швов между мешками в смежных рядах).

Покрытие устраивается следующим образом. На боковые стены сооружения кладут ложком ряд из прямых мешков. Пазухи между рядами мешков и стенкой котлована засыпают грунтом так, чтобы уложенный двойной мешок покрытия располагался под углом 15°. Первые ряды двойных мешков покрытия укладывают по обе стороны с напуском 10-12 см, а последующие ряды так, чтобы все стыки между мешками в нижележащих рядах перекрывались. Установку приставного щита входа и обсыпку производит 2-й расчет.

1-й расчет при этом заделывает не плотности между мешками покрытия и со стороны входа, а затем помогает 2-му расчету, а устройство щели требуется 55 чел.-часов и 530 прямых мешков.

Щель с покрытием из элементов волнистой стали ФВС устраивается при отсутствии подручных материалов и наличии элементов централизованного снабжения. Для устройства такой щели командир отделения разбивает отделение на два расчета по три человека в каждом. Отрывку котлована производит 1-й расчет, а подготовительные работы - 2-й.

После отрывки котлована 2-й расчет отрывает канавки вдоль сооружения и укладывает в них опорные подушки, устанавливает входной элемент и производит крепление его с соседними элементами (проволочными скрутками в две нити); при этом закрепление и герметизация ветошью входного элемента щели должны производиться аккуратно, чтобы было плотное прилегание к соседним элементам.

1-й расчет в это время подносит элементы ФВС и укладывает их по одну сторону от входа, затем укладывает земленосные мешки у входного элемента и в торце, устраивает вентиляционный короб, обсыпает щели грунтом.

2-й расчет после установки входного элемента производит те же виды работ, что и 1-й, но по другую сторону входа.

Командир отделения по завершении работ обязан проверить надежность крепления входного элемента, плотность прижатия запорного устройства, наличие внутри вентиляционного короба заглушки, герметичность сооружения. На устройство щели требуется 33 чел.-часа.

Более надежным сооружением для личного состава от средств поражения является блиндаж. Он устраивается из накатника, хворостяных фашин, из земленосных мешков и из элементов волнистой стали ФВС. Вместимость его обычно делают на 8 -15 человек.

Блиндаж из накатника безврубочной конструкции вместимостью до 15 человек используется как укрытие на отделение-взвод. Он состоит из основного помещения длиной 3-6 м, шириной 1,5 м и высотой 1,8 м, тамбура и предтамбура. Остов блиндажа собирается из элементов круглого леса. Блиндаж из хворостяных фашин с входом «Лаз» собирается из замкнутых по контуру отдельных фашин овального очертания, поставленных вплотную одна на другую. По всей длине блиндажа фашины скрепляются между собой проволочными скрутками не менее чем в четырех местах по периметру. Глухая торцовая стенка заделывается прямолинейными фашинами. Вход устраивается так же, как и в блиндаже безврубочной конструкции.

Блиндаж из волнистой стали ФВС имеет сводчатую в поперечном сечении форму. Элементы волнистой стали попарно соединяются между собой с помощью штырей и болтов, а внизу опираются на деревянные лежни из подтесанных бревен и прикрепляются к ним костылями или крупными гвоздями. Через 80- 85 см между ними устанавливаются распорки, которые крепят скобами. Торцовые стены устраиваются из бревен диаметром 12 см, поставленных вертикально вплотную друг к другу.

Из бумажных земленосных мешков блиндаж с входом «Лаз» устраивается из прямых мешков (вход, торцовая и боковая стены) и из криволинейных армированных оболочек, наполненных грунтом (покрытие).

В целях лучшей маскировки блиндажа обсыпку делают заподлицо с бруствером и маскируют под фон окружающей местности.

Блиндаж безврубочной конструкции (рис. 22) устраивается из бревен диаметром 12-14см. Вход оборудуется защитно-герметической дверью, перед которой обязательно предусматривается перекрытый участок в виде колена длиной не менее 2,5м.

Возведение остова блиндажа начинается с укладывания на дно котлована продольных элементов опорной рамы и распорок между ними. Затем поперек котлована в предварительно отрытые ровики на берме укладываются два удлиненных бревна наката, к которым снизу проволокой подвязываются продольные элементы верхней опорной рамы и распорки между ними. Таким образом, образуются опоры для установки бревен боковых стен. Чтобы бревна стен до обсыпки грунтом не падали, их закрепляют с каждой стороны монтажными жердями, которые подвязываются к продольным элементам проволокой такой длины, чтобы жердь можно было отвестив стороны и между ней и опорным элементом вставить бревно.

После установки бревен боковых стен устраивается торцевая стена из горизонтально уложенного ряда бревен. Опорой для них являются бревна стен. По мере укладки бревна закрепляются грунтовой обсыпкой.

Затем выполняется операция по укладке на торцы бревен стен элементов покрытия. При этом очень важно следить, чтобы концы бревен стен были на 1-2 см выше продольных элементов опорной рамы, чтобы бревна покрытия не опирались на них. В противном случае нагрузка будет передаваться не на стены, а на опорную раму, которая висит на проволоке и не может воспринимать вертикальных нагрузок. Завершается монтаж остова установкой во втором его торце опорных рам входа и бревен вертикальной заборки. На опорные рамы закрепляется дверной блок БД-50. После этого в таком же порядке, как и остов собирается потерна входа. Затем производятся монтаж внутреннего оборудования, вентиляционного короба и обсыпка, устраивается перекрытый участок перед потерной входа.

При отсутствии дверного блока вход может защищаться дверным приставным щитом, который собирается из жердей, связанных проволокой. Изнутри дверной щит закрепляется «вертушкой», концы которой заводятся за бревна опорной рамы входа. Для большей герметизации дверной щит с наружной стороны может закрываться куском брезента (плащ - палаткой).

Материал для остова и входа заготавливается на месте возведения или доставляется из районов заготовки. Дверной блок изготовляется на войсковом лесозаводе и поставляется централизованно. При отсутствии дверных блоков блиндаж может устраиваться со входом промышленного изготовления «Лаз».

Возведение блиндажа безврубочной конструкции не требует специального инструмента и специальной подготовки личного состава подразделении родов войск. Вместе с тем, его возведение достаточно трудоемко (90 чел-ч.) и требует заготовки около 5 м З круглого леса, на что потребуется еще более 60 чел-ч. без учета затрат на его транспортировку. Кроме того, дверной блок не может быть изготовлен силами войск.

Заблаговременно заготавливаются элементы трех основных типов: элемент № 1 (накат сооружения, продольные и торцовые стены, опорные элементы предтамбура и элементы дверного устройства) - длина 180см, всего 160 шт., из них d =16см-27 шт., d =12 см-121 шт., d =10 см-12 шт.; элемент № 2 (накат входа, распорки основного помещения и входа, опорные элементы тамбура, элементы одежды крутостей и вентиляционного короба)-длина 125см, всего 103 шт., из них d =12 c м – 25 шт., d =10 см – 18 шт., d =6-7 c м - 60 шт.; элемент № 3 (удлиненные элементы наката, продольные опорные элементы основного помещения, колья для одежды крутостей, прижимные жерди) - длина 360 см, всего 16 шт., из нихй=7-8 см- 8 шт., d =12 см - 8 шт. Для крепления элементов надо иметь 200 пог. м тонкой проволоки.

Убежище является укрытием, обеспечивающим более надежную, чем блиндаж, защиту от средств поражения и благоприятные условия для отдыха (работы) личного состава.

В убежище возможно длительное пребывание личного состава без индивидуальных средств защиты во время воздействия современных средств поражения противником. В отличие от блиндажей убежище делается более герметичным, в нем ставят фильтровентиляционную установку и полевой отопительный комплект.

Обычноубежище для отдыха личного состава состоит из основного помещения и входа.

Внутренние размеры убежища более выгодны: при двухстороннем расположении нар длиной 6 м, шириной 1,8 м; при одностороннем - длина 10 м, ширина 1,2 м. Нары обычно устраивают двухъярусными, длиной на человека 1,8 м, шириной 55 см, а двоичные нары-1 м. Скамьи делают шириной

35-40 см, высотой 30-40 см. Фильтровентиляционная установка и полевой отопительный комплект - табельные, промышленного изготовления. Каждое из них занимает около 0,5 м2 площади. Место фильтровентиляционной установки - в торцовой части помещения, а отопительного комплекта - у входа. В зависимости от конструкции и применяемых материалов убежища могут устраиваться: из лесоматериалов безврубочной конструкции, бумажных земленосных мешков и криволинейных армированных оболочек, из элементов волнистой стали ФВС, каркасно-тканевой конструкции и др. Входы в убежища могут делаться из круглого леса, дверного блока БД-50 или «Лаз»-2.

Убежище безврубочной, конструкции (рис. 23) устраивается из круглого леса диаметром 12-16 см. Остов основного помещения по своей конструкции аналогичен блиндажу безврубочной конструкции и собирается в такой же последовательности и по тем же правилам.

Для защиты входа в убежище, в отличие от блиндажа, кроме дверного блока БД-50 с защитно-герметической дверью (ЗГД) устанавливается дощатая герметическая перегородка с герметической дверью (ГД). Перед защитно-герметической дверью устраивается предтамбур, закрываемый герметическим занавесом (ГЗ). Дверное блок БД-50 и герметическая перегородка изготовляются централизовано на полевых лесозаводах, герметическая дверь и занавес поставляются в комплекте с фильтровентиляционным агрегатом.

Сборка остова герметического тамбура и предтамбура производится также без врубок и в такой же последовательности, как и сборка остова основного помещения. В момент монтажа нижней и верхней опорных рам основного помещений производится установка нижних и верхних опорных рам тамбура и предтамбура.

Затем последовательно производятся: монтаж стен основного помещения; установка герметической перегородки; монтаж остова тамбура; установка дверного блока; сборка стен предтамбура; укладка наката основного помещения, тамбура и предтамбура, покрытия перекрытого участка траншеи; установка воздухозаборного короба; обсыпка убежища грунтом.

Для обеспечения герметизации сооружения все щели забиваются ветошью, паклей и т.п., промазываются мятой глиной, а грунт в пазухах котлована плотно трамбуется. Для зашиты от проникания ударной волны через воздухозаборную и дымоходную трубы используются соответственно вентиляционное защитное устройство ВЗУ-50 из фильтровентиляционного комплекта и дымовое защитное устройство ДЗУ-100 из комплекта полевой печи ОПП. При отсутствии дверных блоков БД-50 вход в убежище может устраиваться с применением защитно-герметического входа «Лаз-2».

Сооружения для командных и наблюдательных пунктов

Наблюдательным командным пунктом называется место, с которого командир и его штаб управляют в бою.

На командных пунктах устраиваются сооружения для наблюдения, работы и отдыха личного состава, для укрытия материальной части.

Сооружения для наблюдения должны иметь хороший обзор поля боя, создавать удобства для работы с картой, защищать от пуль и осколков снарядов. Они устраиваются открытого и закрытого типа. Открытые сооружения обычно имеют ячейки для наблюдения, укрытия для связистов со средствами связи, траншею, соединяющую ячейки и укрытия между собой.


Рис. 23. Убежище безврубочной конструкции:

а - общий вид; б - разрез

Ячейки, из которых ведется наблюдение, имеют уширенные бермы. Укрытия для связистов устраиваются в виде открытых щелей с земляными скамьями.

Отрывку сооружения для наблюдения открытого типа обычно производят землеройной машиной, а ячейки для наблюдения, укрытия для средств связи и личного состава отрывают вручную.

Маскировку сооружений осуществляют с помощью подручных материалов и табельного маскировочного комплекта.

Закрытые сооружения на командных пунктах создают более надежную защиту от осколков, пуль, фугасного действия снарядов и бомб, а также от ударной волны и проникающей радиации ядерного взрыва

Для работы и отдыха на командном пункте устраивают сооружения, как из элементов промышленного изготовления, так и из конструкций, изготовляемых войсками.

Модернизированное фортификационное сооружение КВС-АМ конструктивно от своего предшественника - сооружение КВС-А - отличается двумя положениями.

Между торцевыми диафрагмами снаружи остова по всей его длине с двух боковых сторон устанавливаются продольные связи, предназначенные для повышения продольной устойчивости остова и перераспределения нагрузки от торцевой диафрагмы на элементы всех арок. Связи крепятся к торцевым диафрагмам на болтах, а к аркам на шпильках, которые проходят внутрь остова через отверстия в стыках криволинейных элементов. Также как и рама остова, связи состоят из двух частей и имеют грузоподъемные петли для применения сооружения в блочном варианте.

Вход состоит из двух тамбуров и предтамбура. Тамбуры собираются из двух больших и двух малых криволинейных элементов волнистой стали и имеют поперечное очертание в виде эллиптического кольца. Первый тамбур образуется между защитной и герметической перегородками, а второй - между герметической перегородкой и переходным блокам. Защитная и герметическая перегородки выполнены из стального листа в виде круга, обрамленного по контуру с обеих сторон уголком. Защитная перегородка имеет защитно-герметический люк диаметром 100 см, а защити о-герметическая перегородка -герметическую дверь с проемом 100x60 см.

Торцевые диафрагмы остова изготовлены из стального листа, имеющего по наружному контуру обрамление коробчатого сечения. Диафрагмы соединяются с рамой остова на болтах.

Предтамбур, как и блоки тамбуров, представляют собой кольцо эллиптической формы, в котором вместо одного большого волнистого криволинейного листа вмонтирован коробчатый элемент со ступеньками. Ось коробчатого элемента по отношению к оси тамбуров проходит под углом 900, за счет чего создается коленчатый тупик. Торец предтамбура защищается торцевой диафрагмой входа.

Размеры защитной и герметической перегородок превышают поперечные размеры тамбуров соответственно на 60 и 40 см, т.е. они выступают за наружный контур тамбуров, тем самым часть нагрузки от воздушной ударной волны передается на грунт обсыпки, обеспечивая продольную устойчивость криволинейных волнистых элементов тамбуров.

Внутреннее оборудование включает фильтровентиляционный агрегат ФВА-100/50, многотопливную печь МОП-6, комплект осветительного электрооборудования, складные столы и стулья, подвесные нары, бак для питьевой воды на 100 литров. Все внутреннее оборудование устанавливается в основном помещении. Воздухозаборная и дымовая трубы пропускаются через отверстия в торцевых диафрагмах остова, электрокабель - через отверстия в защитной и герметических перегородках, в них же предусмотрены отверстия для установки клапанов избыточного давления.

Сооружение собирается в котловане, на дно которого опускаются и соединяются между собой на болтах две части рамы остова. В котлован подаются криволинейные элементы, из которых, последовательно начиная с торца, противоположного входу, собираются арки. Для монтажа первой арки устанавливается на раме боковой элемент, к которому присоединяется верхний элемент, а к нему и раме остова - третий элемент. Аналогично собираются остальные арки, при этом крайняя малая волна последующей арки подводится под большую волну предыдущей арки, после чего болты на ней затягиваются полностью. Сборка остова сооружения завершается установкой торцевых диафрагм и продольных связей.


Рис.24. Сооружение КВС-АМ:

1- торцовая диафрагма; 2 - герметическая диафрагма; 3 - защитно-герметическая диафрагма; 4 - предтамбур; 5 - входной элемент; 6 - переходной элемент; 7 - основное помещение

Монтаж входа начинается с последовательного присоединения к переходному элементу двух колец эллиптической формы, собираемых из двух больших и двух малых криволинейных элементов. Затем устанавливается герметическая перегородка, монтируются два эллиптических кольца первого тамбура, к нему присоединяется защитная перегородка, собираются кольца предтамбура с коробчатым элементом, устанавливается торцевая диафрагма входа. Все элементы между собой соединяются на болтах, а крепление перегородок к кольцам осуществляется с помощью поворотных планок, которые входят в зацепление за примыкающую к перегородке волну криволинейных элементов.

Одновременно со сборкой входа вторая половина расчета осуществляет монтаж внутреннего оборудования. Сооружение обсыпается грунтом с тщательной утрамбовкой - его в пазухах котлована. Защитная грунтовая обсыпка насыпается толщиной -160 см. Для гидроизоляции на выровненный и уплотненный слой грунта после обсыпки конструкции сооружения укладывается гидроизоляционные материал, после чего устраивается защитная грунтовая обсыпка.

Для получения сооружения большей площади и большего пролета используются два комплекта КВС-АМ. Такое сооружение (спаренный вариант) состоит из остова пролетом около четырех метров и двух входов. Отличие спаренного варианта заключается только в сборке.

На дно котлована укладываются одна на другую и соединяются между собой на болтах сразу две рамы (обоих комплектов). Затем осуществляется монтаж девяти арок первого комплекта, после чего собранный блок поворачивается на 900 (рамы принимают вертикальное положение). Тщательно подсыпается и утрамбовывается грунт под звенья остова в месте крепления криволинейных элементов к рамам. Это делается для того, чтобы в основании сооружения не образовалась пустота, иначе остов может деформироваться. После этого осуществляются монтаж переходного элемента и арок остова второго комплекта, установка торцевых диафрагм и продольных связей, монтаж входов, обсыпка грунтом. При этом следует иметь в виду, что для устройства обсыпки вынутого грунта не хватает, Необходимо дополнительно 44 маш.-рейса автосамосвалов для устройства обсыпки сооружения из одного комплекта и 48 маш.-рейсов - для спаренного сооружения.

Для извлечения сооружения отрывается котлован параллельно остову сооружения с противоположной стороны входа и в него смещается грунтовая обсыпка экскаватором и вручную. Затем демонтируются воздухозаборные трубы и дымоходы.защитные устройства, разбираются предтамбур, вход, остов в обратном порядке их сборки. При необходимости автокраном можно поднять остов сооружения поблочно.

Сооружение на большие расстояния транспортируется в разобранном состоянии, а на малые - частично в собранном с целью экономии времени на возведение. Во втором случае в кузов автомобиля устанавливается блок остова, собранный на большой раме, а остальные элементы помещаются внутрь его. В этом случае монтаж начинается с установки в котлован собранного блока, присоединения к нему малой рамы, а затем все осуществляется, как и в разобранном варианте.

Сооружение сплошной рамной конструкции (СРК) имеет основное помещение и вход (Рис. 25). Остов его аналогичен остову наблюдательного сооружения, но по длине больше 6 м. Вход состоит из двух герметических тамбуров, отделенных друг от друга и от основного помещения герметическими перегородками. Для опирания дверного блока 6Д-60 во входе устанавливают три опорные рамы шириной 60 см. Сооружение СРК состоит из основного помещения, двух герметических тамбуров и перекрытого участка входной потерны. Остов сооружения собирается из круглых бревен с угловыми врубками на глубину не более одной трети диаметра бревна. Такие врубки делаются на обоих концах элементов настила и наката, а также на верхнем конце стоек. Бревна наката, настила и двух стоек образуют несущие рамы, из которых состоит как основное помещение, так и вход. В углах этих рам по длине всего основного помещения (входа) закрепляются продольные обрезные доски, которые прибиваются гвоздями в местах врубок к настилу и к врезному концу стоек Опорные доски на настиле обеспечивают плотное опирание нижних концов стоек независимо от соответствия диаметров настила и стоек. Опорные доски на стойках, кроме этого, служат монтажной опорой наката. При этом между торцами стоек и поверхностью врубок наката должен оставаться зазор величиной 1,5-2 см.

При действии расчетных нагрузок происходит смятие доски в месте опирания наката и его смещение на величину зазора. В результате этой податливости элементов наката происходит улучшение работы конструкции при действии взрывных нагрузок.

Сооружение возводится в котловане, начиная с укладки на его выровненное дно элементов настила основного помещения и входа. Затем они скрепляются продольной доской. После этого устанавливаются стойки в углах остова, которые крепятся временными раскосами к настилу; на стойках закрепляются гвоздями верхние опорные доски; укладываются торцевые элементы наката, которые также крепятся временными раскосами к стойкам. Так образуется каркас остова основного помещения и входа. После этого устанавливаются стойки, а сверху укладывается накат. Стойки к опорной доске прибиваются гвоздями и раскрепляются продольными связями. Торцы закрываются вертикальными бревнами, опирающимися верхним и нижним концом на элементы наката и настила. Со стороны входа в торцевой стене оставляется дверной проем, в котором устанавливается дощатая типовая герметическая перегородка с раздвижной герметической дверью из комплекта фильтровентиляционного агрегата, такая же дверь устанавливается во втором тамбуре. Вход защищается типовым дверным блоком БД-60.

Пропуск воздухозаборных и дымовых труб осуществляется через отверстия в стенах, для чего в смежных бревнах делаются врубки на величину половины диаметра пропускаемой трубы.

Для обеспечения надежной герметизации все щели плотно конопатятся ветошью (мхом, паклей), а зазор у дымовой трубы забивается глиной. После засыпки пазух котлована поверх выровненного слоя грунта на покрытие укладывается гидроизоляция из рулонного материала. Сверху насыпается грунтовая обсыпка толщиной 130см.

Фортифика́ция - военная наука об искусственных закрытиях и преградах, усиливающих расположение наших войск во время боя и называемых поэтому фортификационными постройками (от слова fortifier - укреплять, усиливать).

Предмет Ф. составляет исследование свойств, правил расположения, способов возведения и приемов атаки и обороны фортификационных построек. Закрытия и преграды очень часто дает сама местность; в таком случае Ф. учит нас усовершенствованию местных естественных закрытий и преград и усилению их закрытиями и преградами искусственными.

Фортификационные постройки для пользующейся ими стороны искусственно создают благоприятные условия военных действий и способствуют нанесению противнику наибольшего вреда при наименьших потерях собственных войск (под Горным Дубняком 4000 турок в течение восьми часов с успехом боролись против 20000 русских).

Мертвой силой своих закрытий и преград Ф. как бы заменяет некоторую часть живой силы, т. е. войск, освобождая соответствующее число их для перемещения к другому пункту, и служит таким образом принципу сосредоточения сил в решительную минуту на решительном пункте поля сражения или театра военных действий.

Ф. как наука об искусственных закрытиях и преградах разделяется на 3 отдела: I - полевую, II - долговременную и III - временную.

Полевая фортификация

Полевая Ф. рассматривает закрытия и преграды, служащие для полевых войск, редко остающихся долго на одном месте и потому возводимые непосредственно перед боем и сохраняющие свое значение только на время боя на данной местности. Соответственно этому время, в течение которого полевые фортификационные постройки строятся и служат, измеряется обыкновенно часами и редко превосходит одни сутки; в качестве рабочей силы при их возведении являются сами войска; инструмент, так называемый шанцевый, входящий в походное снаряжение войск, и материал - преимущественно земля с добавлением иногда простейших лесных и некоторых других материалов, находимых на месте производства работ. Полевые фортификационные постройки могут быть разделены на: А) укрепления, представляющие сочетание закрытия, позиции для действия огнем и преграды штурму; Б) окопы, дающие закрытие и позицию для действия огнем; В) заслоны, дающие только закрытие; Г) искусственные препятствия, дающие только преграду штурму, и, наконец, Д) различного рода приспособления местных предметов к обороне как способ получения результатов, свойственных предшествующим видам построек, но с наименьшей затратой рабочих средств и времени. А) Полевые укрепления. На всякой местности, занятой нами для обороны, найдется несколько пунктов особенно важных, удерживая которые в своей власти, мы затрудняем действия неприятеля и облегчаем действия своих войск. Это будут чаще всего командующие высоты, с которых обстреливаются соседние участки нашего расположения и доступы к фронту и флангам нашей позиции. Для обороны таких особенно важных точек местности назначаются обыкновенно на все время боя небольшие войсковые части силой от 1 до 4 рот. Эти войсковые части лишены возможности передвижения в пространства менее поражаемые, а между тем их потери могут достигнуть значительных размеров, так как значение этих пунктов навлекает на них усиленный огонь неприятеля. Чтобы парализовать эти невыгоды - войсковые части в особенно важных точках местности обеспечивают возведением в таких точках укреплений, дающих лучшее закрытие, хорошую стрелковую позицию и серьезную преграду штурму. При незначительном времени для их постройки (до 12 часов) полевые укрепления называются поспешными; при более значительном времени их совершенствуют, увеличивают степень их сопротивления и называют усиленными. Всякое полевое укрепление состоит из земляной насыпи, называемой бруствером (от Brust-wehr - грудное прикрытие), приспособленной к стрельбе из-за нее и прикрывающей позади расположенные войска, и наружного рва, дающего землю для насыпки бруствера и служащего преградой штурму. Чертеж 1-й представляет перспективный вид вырезанного из земли участка полевого укрепления, заштрихованная часть чертежа составляет так называемую профиль укрепления, т. е. разрез вертикальной плоскостью, перпендикулярной к направлению бруствера в плане. На чертеже указаны размеры главных частей укрепления, причем высота насыпей и глубина выемок считаются от местного горизонта, изображаемого на профилях фортификационных построек пунктирной линией с отметкой = 0.

Высота бруствера должна быть достаточна для прикрытия располагающихся за ним войск от взоров и выстрелов с поля. Прикрытие от взоров достигается при высоте бруствера в рост человека, около 2,5 арш.; от выстрелов такой бруствер не защитит, потому что направленные в укрепление пули и осколки снарядов летят не горизонтально, а с некоторым склонением, и, следовательно, надо или увеличить высоту бруствера, или устроить внутренний ров. При существовании внутреннего рва бруствер может быть сравнительно ниже, укрепление становится менее заметным с поля и его легче замаскировать, т. е. сделать менее заметным для неприятеля; кроме того, бруствер насыпается с двух сторон, благодаря чему постройка укрепления подвигается скорее. Обыкновенно полевые укрепления и бывают с двумя рвами - наружным и внутренним (чертеж 1). Для приспособления бруствера к стрельбе к нему присыпают ступеньку, на которую люди становятся во время стрельбы. Ступенька эта называется , или стрелковой ступенью; она должна быть ниже гребня бруствера на грудную высоту, принимаемую в 2 аршина, так чтобы стоящему на стрелку внутренний гребень бруствера (линия огня) приходился на высоте груди. Если высота бруствера меньше 2 1/2 арш., например 2 арш., - то придется как раз на местном горизонте; при еще меньшей высоте бруствера стрелковая ступень будет ниже горизонта, во внутреннем рве. Чем ниже бруствер, тем должен быть глубже внутренний ров. Величина укрепления зависит от величины обеспечиваемого им отряда или гарнизона. Форма укрепления в плане обусловливается местностью и предполагаемыми направлениями огня и прочих действий своих войск и неприятельских. Ограниченную оборонительной оградой площадь укрепления стараются обыкновенно делать более сжатой по направлению неприятельских выстрелов, чтобы уменьшить вероятность попадания снарядов. При всем разнообразии величин и форм укреплений последние могут быть приведены к двум основным типам: укрепления открытые и укрепления сомкнутые. Открытые укрепления не имеют оборонительной ограды с тыла или с горжи и устраиваются, когда место, занимаемое укреплением, обеспечено от атаки с тыла какой-нибудь естественной преградой или позади расположенными войсками. Сомкнутые укрепления имеют оборонительную ограду со всех сторон и возводятся для обороны упорной и вполне самостоятельной, когда можно ожидать атаку со всех сторон. На расположение бруствера укрепления (в плане) оказывает влияние местность, к изгибам которой укрепление применяется, и желаемое направление огня из укрепления: в какую сторону предполагают стрелять - в ту сторону обращается и соответствующий участок или перелом бруствера. Чтобы избежать очень опасного для защитников укрепления продольного поражения бруствера - стараются прямым участкам оборонительной ограды дать такое направление, при котором их продолжение падало бы в точки, мало доступные неприятелю; части ограды, не удовлетворяющие этим требованиям, должны быть возможно короче. Сомкнутые укрепления, применяемые в полевой фортификации, называются редутами; открытые - люнет и редан. Артиллерия располагается обыкновенно вне укрепления, чтобы не навлекать на пехоту направленного против артиллерии неприятельского огня, и только неудобная по сторонам укрепления местность или полная самостоятельность обороны данного пункта могут заставить расположить артиллерию внутри укрепления, причем ставят обыкновенно не более двух орудий. Дуло полевой пушки возвышается над местом ее стояния на 1 1/2 арш., а так как вышина бруствера укрепления бывает обыкновенно больше, то и оказывается, что нельзя иначе стрелять, как подняв орудие над горизонтом или сделав в бруствере сквозную прорезь. Насыпь, присыпаемая с внутренней стороны к брустверу и подымающая орудие над горизонтом настолько, чтобы оно могло стрелять поверх бруствера, называется барбетом, а упомянутая прорезь - амбразурой (см. Барбет и Амбразура). Б) Окопы бывают стрелковые и орудийные. Стрелковые окопы - наиболее распространенный и для большинства участков полевой позиции самый целесообразный вид фортификационных построек. На них основывается главным образом действие огнем по неприятелю. К окопам прибегают не только при обороне, но и при атаке, если атака состоит в постепенном приближении к неприятелю и ведется с остановками, во время которых атакующие войска могут окопаться. Атакующий устраивает окопы еще иногда до начала наступления, на случай возможной неудачи. Благодаря небольшой высоте насыпей и малой глубине рвов в окопах они легко строятся самими войсками, назначенными для их занятия и обороны, т. е. самоокапыванием, и хорошо применяются к местности, хорошо маскируются и не стесняют передвижений войск на поле сражения. Последнее свойство обусловливается также отсутствием перед ними преград штурму, что, однако, не в ущерб войскам, занимающим окопы, так как за ними всегда будут резервы, если только протяжение позиции по фронту соответствует величине отряда, а это условие для полевой позиции - закон; резервы помогут отбить фронтальную атаку и вместе с тем обеспечивают окопы от охвата и обхода. На чертежах 3-м и 4-м показаны профили наиболее распространенных окопов: для стрельбы с колена и стоя. При возведении окопов в виду неприятеля, когда нельзя заранее знать, сколько времени для работ он нам предоставит, - строят сначала окопы слабой профили, с маленьким бруствером и мелким рвом, лишь бы поскорей получить хоть какое-нибудь укрытие от огня, а затем их совершенствуют и переходят к профили более сильной; таким образом, сначала может быть построен окоп для стрельбы лежа, потом, углубляя ров, получают окоп для стрельбы с колена и, наконец, для стрельбы стоя. Направление линии огня стрелковых окопов в плане преимущественно криволинейное; оно зависит от изгибов местности и от желаемого направления огня из окопов. Оконечности окопа заворачиваются назад на случай косого огня со стороны неприятеля (черт. 5-й). Орудийные окопы бывают одиночные, на одно орудие каждый, или батареи - сплошные закрытия на несколько рядом стоящих орудий; те и другие служат для укрытия от огня противника артиллерийской прислуги и отчасти самого орудия; размеры прикрывающей насыпи зависят от имеющегося в распоряжении времени. По профили окопы и батареи могут быть разделены на горизонтные - орудие стоит на горизонте земли, возвышаясь на всю свою высоту над горизонтом; углубленные - орудие стоит ниже горизонта, будучи врыто почти на всю свою высоту в землю, и, наконец, полууглубленные - когда часть высоты орудия приходится ниже горизонта, а другая - выше горизонта. На чертеже 6-м представлены план и профиль углубленного одиночного орудийного окопа. Одиночные орудийные окопы возводятся быстро, хорошо укрывают орудия и прислугу от неприятельского огня, представляют из себя небольшие цели и не препятствуют движению артиллерии вперед сквозь промежутки между ними. К недостаткам таких окопов следует отнести большое протяжение, занимаемое рядом окопов по фронту позиции, и неудобство управления огнем орудий, раскинутых на большом пространстве. В) Заслоны в полевой войне предназначаются для закрытия резервов от неприятельского огня и наблюдений, когда сама местность таких закрытий не дает; употребляются они вообще довольно редко. Для резервов, близких к боевой линии, заслоны удобнее всего устраивать в виде известных уже нам стрелковых окопов, дающих возможность, если понадобится, открыть огонь в интервалы или через головы впереди расположенных своих войск. Г) Искусственные препятствия имеют целью задержать противника под сильным и метким огнем с позиции или укрепления и тем увеличить его потери от огня. В частном случае, при расположении у самого бруствера, как, напр., наружный ров укрепления, они расстраивают атакующего перед ударом в штыки. Вообще же искусственные препятствия располагают в расстоянии 50-150 шагов от линии огня и таким образом заставляют расстроенного преодолением препятствия неприятеля пробыть еще некоторое время под огнем обороняющегося. Относить искусственные препятствия далее 150 шагов от линии огня невыгодно вследствие трудности наблюдения за ними в туман и сумерки и увеличения длины препятствия по фронту. Сила искусственных препятствий заключается в неожиданности их для противника и в невозможности разрушить их издали огнем артиллерии, поэтому располагать их надо скрытно от взоров и, если возможно, от выстрелов с поля; достигают этого возводя впереди препятствия земляную насыпь - гласис. Искусственными препятствиями усиливают оборону наиболее важных пунктов оборонительного расположения или располагают их в слабейших местах с целью заставить противника отказаться от их атаки; такими слабейшими местами оказываются обыкновенно короткие фасы или исходящие углы, вообще пункты, с которых впередилежащая местность слабо обстреливается. Размеры искусственных препятствий определяются требованием трудности их преодоления и уничтожения: для горизонтальных препятствий ширина не менее 2-6 саж.; для вертикальных - высота не менее 2 1/2 арш.; длина - не допускающая или затрудняющая обход. Материал - преимущественно земля, дерево, железо, порох и вода. С помощью земли устраиваются наружный ров укреплений и волчьи ямы (черт. 7).

Волчьи ямы не представляют достаточно серьезной преграды и не выносят продолжительной службы; их часто усиливают другими препятствиями или забивают в дно ям и между ними заостренные сверху колья. Из дерева устраивают шахматные колья, и палисады. Засека (черт. 8) - одно из серьезнейших и наиболее трудно уничтожаемых препятствий; устраивается она очень скоро; иногда засеку усиливают, оплетая деревья проволокой. Если имеется достаточно проволоки, то устраивают проволочную сеть (черт. 9); проволочная сеть - отличная преграда, лучше всех других сопротивляющаяся артиллерийскому огню; состоит из нескольких рядов забитых в землю кольев, между которыми в разных направлениях натянута проволока. С помощью пороха устраивают фугасы, которые разделяются на обыкновенные, камнеметные и самовзрывчатые, или торпеды. Обыкновенные и камнеметные фугасы при приближении к ним противника взрываются обороняющимся с помощью огнепривода, электрического или шнурового; торпеды действуют автоматически, под тяжестью проходящих над ними людей. Вообще пороховые препятствия, несмотря на их сильное моральное действие, редко бывают осуществимы в полевой войне по недостатку необходимых для них материалов и времени. К препятствиям, устраиваемым при помощи воды, относятся запруды и наводнения. Какой-нибудь ручей, протекающий параллельно фронту оборонительного расположения наших войск или перпендикулярно к этому фронту, от неприятеля к нам, перегораживают при помощи плотин и получают при высоких берегах запруду, т. е. увеличение глубины ручья, а при низких - наводнение. Устройство запруд и наводнений требует очень много времени, и потому в полевой войне ими пользуются редко. Д) Приспособление местных предметов к обороне рассматривается в особом отделе, называемом "применение полевой Ф. к местности". В этой прикладной части рассматривается применение общих правил, выведенных из части теоретической, к наиболее характерным случаям на местности действительной, всегда более или менее неровной и изобилующей местными предметами, каковы рощи, дома, заборы, канавы, овраги, реки, высоты, теснины и т. п. Применение полевой Ф. к местности учит нас усилению их естественных оборонительных свойств, организации упорной обороны и, насколько возможно, предусматривает все случаи, встречающиеся при занятия оборонительных позиций.

Долговременная фортификация

Долговременная Ф. рассматривает закрытия и преграды, служащие для усиления обороны особенно важных в военном отношении стратегических пунктов страны, значение которых выясняется обыкновенно за много лет до войны и сохраняется на все время военных действий. Соответственно этому долговременные фортификационные постройки и образуемые ими крепости строятся годы, служат, сохраняя свое значение, десятки и даже сотни лет и обороняются ; над возведением их работают вольнонаемные рабочие, специалисты; инструмент - всякий, какой потребуется, материал же не только , но еще и , . Цель долговременной Ф. заключается в том, чтобы с наименьшими силами сопротивляться как можно дольше. Для этого необходимо иметь крепостные постройки, безопасные от штурма, а живые силы обороны обеспечить от поражения.

  • Первое условие достигается устройством сомкнутой оборонительной ограды с преградой, обстреливаемой сильным огнем из построек, неуязвимых издали; такой преградой бывает обыкновенно наружный ров, обстреливаемый продольным картечным огнем.
  • Второе - устройством помещений, безопасных от наиболее разрушительных снарядов осадной артиллерии.

Чем сильнее фортификационные постройки, возведенные для обороны данного стратегического пункта, тем слабее может быть его ; сила же фортификационных построек зависит от времени и денежных средств. Долговременные фортификационные постройки заставляют атакующего тратить много времени на подвоз осадных орудий для их разрушения и на самый процесс разрушения и таким образом увеличивают продолжительность сопротивления усиливаемого ими пункта до пределов, недостижимых без пособия долговременной Ф. при равенстве прочих условий. Затрата, сделанная единовременно на сооружение долговременных укреплений, дает экономию живых сил на долгие годы, в течение которых эти укрепления служат, сохраняя свое значение. Цель долговременной Ф. всегда оставалась неизменной, но способы ее достижения изменялись и будут постоянно изменяться с развитием и усовершенствованием техники, примененной к военному делу. Всякое усиление средств поражения тотчас вызывало соответствующее усиление средств укрытия. Отсюда видно, какая тесная связь существовала всегда между и Ф., и понятно, какое неотразимое влияние первая оказала на вторую и особенно на детали ее сооружений. На общее расположение долговременных фортификационных построек имели решающее влияние приемы обороны и численность , находившаяся сама в зависимости от численности полевых армий. Важнейшие моменты развития долговременной Ф. вызваны столь же резкими усовершенствованиями артиллерии и изменением численности армий, поэтому история Ф. может быть разделена на следующие четыре периода:

  1. период метательных машин - с самых древних времен до огнестрельной артиллерии, т. е. до в.;
  2. период гладкой артиллерии - до введения нарезной артиллерии, т. е. до середины в.;
  3. период нарезной артиллерии - до введения фугасных бомб, т. е. до г.;
  4. период фугасных бомб - до настоящего времени.

Типичным представителем первого периода долговременной Ф. являются каменные оборонительные ограды в виде высоких каменных или кирпичных стен с отвесными сторонами и плоскою верхней поверхностью, на которой помещались защитники крепости (черт. 10).

Стены древних оград от места до места прерывались , служившими опорными пунктами ограды и препятствовавшими появившемуся на стене неприятелю распространиться по всей ограде; с башен обстреливали верхнюю поверхность стены и охраняли сообщение внутренности крепости с полем. В этом периоде долговременная Ф. была в блестящем состоянии; толстые и высокие каменные стены были обеспечены от эскалады и не опасались современных им метательных машин.

Фугасные бомбы - последняя современная угроза, сделанная техникой Ф. Продолговатые снаряды, начиненные сильновзрывчатыми составами ( , мелинитом и пр.), обладают страшной разрушительной силой. На опытах в в г. достаточно было одной фугасной бомбы, чтобы разрушить и прежней постройки, с кирпичными сводами, покрытыми землей на 3-5 . Пришлось прибегнуть к материалу более прочному, чем , и изменить размеры стен и особенно сводов казематированных построек; таким материалом оказался . В его состав входят , и или ; смесь образует густую массу, быстро твердеющую и представляющую тогда замечательную прочность и вязкость. Для средней величины построек бетонный свод в толщины следует считать не только безусловно надежным в настоящем, но и с некоторым запасом прочности против будущих, еще более сильных средств разрушения. В настоящее время все охранительные казематированные постройки возводятся из бетона, а оборонительные частью из бетона, частью сочетая бетон с броней. Броневые закрытия очень распространены в Западной Европе, у нас же к ним прибегают сравнительно редко вследствие дороговизны и не доказанной солидными опытами прочности. Изобретение фугасных бомб вызвало следующие изменения в профили долговременных укреплений: толстота бруствера увеличена до 42 .; одежды наружного рва заменены ; чаще стали прибегать к решеткам, мало страдающим от огня осадной артиллерии; чтобы обеспечить стены от навесных бомб, углубляющихся ниже основания фундамента и действующих как мины, основания стен стали прикрывать бетонными тюфяками. Если техника изобретет еще более могучие средства поражения и разрушения, то она же укажет на средства отразить эти удары.

Польза крепостей постоянно оспаривалась: говорят, что крепости стоят дорого, что, требуя больших , они отвлекают много сил от полевых армий, часто не принимают участия в войне, что от крепости можно заслониться равными силами и, наконец, что при современном состоянии военного искусства крепостью можно овладеть с небольшими силами и скоро. По меткому выражению профессора Кюи, стоимость крепости есть страховая премия, уплачиваемая ради безопасности государства. Крепости, конечно, требуют много войск для своей обороны, в особенности для современных больших крепостей; но много или мало - понятие относительное; с увеличением армий естественно увеличились и гарнизоны крепостей. В то же время крепости делают свободными полевые войска, давая возможность защищать важнейшие пункты небольшими сравнительно силами. Если по ходу военных действий крепость не принимает непосредственного участия в войне, то она служит центром организации ополчений и подкреплений ( в г.) и складом боевых и жизненных припасов; да и одно существование крепости, хотя бы и не вошедшей в сферу военных действий, может решительным образом повлиять на план кампании. Большая стоимость современных крепостей заставляет возводить их исключительно в пунктах, особенно важных в стратегическом отношении; заслониться же можно только от крепости, не имеющей стратегического значения, обладание которой не составляет необходимости для наступающей армии. В противном случае подобный заслон стоит обыкновенно очень дорого, примером чему может служить знаменитый турецкий четырехугольник крепостей в войну - г. Возможность овладеть крепостью быстро и с небольшими силами основывают обыкновенно на предположении полной неготовности крепости к обороне в начале осады, на неспособности к активным действиям, панике и т. п. и на таких зыбких основаниях составляют проекты ускоренных атак. Доводы свои противники крепостей подтверждают ссылкой на быстрое падение некоторых французских крепостей в войну - г. Но эти крепости особенные по той преступной небрежности, с которой они сопротивлялись. И по настоящее время единственной удачной попыткой создать ускоренную атаку надо считать атаку ; его атака была обдумана, проверена, изучена и названа правильной. Противники крепостей забывают блестящую роль, которую последние играли во многих кампаниях. Почти все последние кампании сводятся, в сущности, к крепостей и кончаются их сдачей: война за независимость Бельгии - сдачей цитадели; датская война - взятием Дюппельских укреплений; американская - падением Чарльстоуна; Восточная война - г. сводится к осадам Силистрии, и . Второй период войны - г. со времени обложения есть не что иное, как крепостная война в грандиозных размерах. В последнюю Восточную войну - г. временные укрепления Плевны надолго задерживают ход кампании; будь крепость - она не сдалась бы так скоро от голода и могла бы иметь более решающее влияние. Наконец, в столкновении с Китаем в г. крепости Таку и Тян-Тзин играют выдающуюся роль; с их падением открыт путь к и обеспечена база на берегу моря для оперирующей союзной армии. При современной быстрой организации больших армий и скором передвижении их по многочисленным железным дорогам значение крепостей как единственного средства для отпора неожиданных наступлений большими массами еще более увеличилось. Приносимая ими своеобразная и огромная польза делает обращение к долговременным фортификационным сооружениям - неизбежным.

Временная фортификация

Временная Ф. рассматривает временные фортификационные постройки, по устройству представляющие из себя нечто среднее между полевыми и долговременными. В мирное время их строят на пунктах государства второстепенной важности или по недостатку финансовых средств пытаются заменить ими укрепления долговременные. В военное время или непосредственно перед началом войны временные укрепления возводят на важнейших неукрепленных пунктах театра предстоящих действий, на стратегических пунктах, значение коих выяснилось лишь во время войны, и на важных пунктах захваченной уже неприятельской территории. Время, которым можно бывает располагать для возведения временного укрепления, изменяется в пределах от нескольких дней до нескольких месяцев; также различны будут материалы и рабочие средства, поэтому и самые постройки получают весьма разнообразную силу. Если времени несколько месяцев, то можно работать вольнонаемными рабочими, употребляя в дело и другие материалы, те же, что и в долговременных постройках, но размеры профили будут меньше, оборона рвов чаще открытая, преграды горизонтальные, число весьма ограниченное, и вообще конструкция упрощенная. Такого рода постройки называются полудолговременными; они сопротивляются крупным осадным калибрам, но, будучи слабее долговременных, требуют больше войск для своей обороны. Долговременных укреплений они ни в каком случае заменить не могут, и расчет на эту замену привел бы к тяжким разочарованиям. При возведении временных укреплений на стратегических пунктах, значение коих выяснилось тотчас после объявления войны, обыкновенно имеется времени несколько недель, в качестве рабочих - , материал - , . Такие постройки сопротивляются действию осадных орудий не крупнее 6- калибра и называются собственно временными. Но иногда приходится усиливать пункты, внезапно оказавшиеся важными, после перехода противником нашей границы, под ежедневной угрозой появления неприятельских войск; тогда начинают с поспешных полевых построек, работая исключительно , шанцевым инструментом и подручными материалами, а затем, если противник дает несколько дней сроку, поспешные постройки постепенно превращаются в усиленные. Так укрепляются этапные пункты, позиции для обороны дефиле, линии обложения, промежутки между фортами при осаде крепостей и т. п. Получая дальнейшее развитие, усиленные постройки превращаются в собственно временные. Общий характер временных укрепленных пунктов такой же, как долговременных: бывают временные ограды, временные маневренные крепости, отдельные и пр. Чаще всего приходится строить временные : они возводятся не только при постройке временных крепостей и укрепленных лагерей, но и при устройстве временных оград, которые обыкновенно состоят из фортов, соединенных линиями более слабой профили. Существующие долговременные крепости иногда усиливают временными укреплениями, напр. окружая их временными фортами или устраивая временные промежуточные опорные пункты на слишком больших интервалах между долговременными , сооружая передовые опорные пункты, увеличивая число запасных пороховых погребов и т. д. Благодаря более значительным оборона пунктов, усиленных временными фортификационными постройками, отличается обыкновенно большей активностью ( , -), что неосновательно ставить в заслугу временной Ф. в сравнении с долговременной, забывая, во что обходится такая активность (под Севастополем выбыло из строя свыше 100000 челов.). Итак, при постройке временных укреплений возможный выигрыш времени имеет огромное значение, и следует поэтому принимать все меры, чтобы после того, как отдано приказание о постройке временных укреплений, последние в возможно скором времени были в состоянии оказать неприятелю должное сопротивление. С этою целью еще в мирное время следует вырабатывать проекты усиления наиболее вероятных стратегических пунктов военного времени, подготовлять всю организационную часть и даже держать наготове поблизости необходимейшие материалы; разумеется, все это должно храниться в строжайшей тайне, так как в неожиданности для противника появления подобного рода сооружений заключается существенное средство возмещения их неизбежной слабости при современных средствах поражения.

Литература

  • Цезарь Кюи, "Краткий исторический очерк долговременной Ф." (СПб., );
  • А. Плюцинский, "Полевое военно-инженерное искусство" (СПб., );
  • К. Величко, "Исследование новейших средств осады и обороны сухопутных крепостей" (СПб., ); его же, "Инженерная оборона государств и устройство крепостей" ("Инженерный журнал", );
  • Э. Энгман,
    • а) "Оборона сухопутных крепостей" (СПб., );
    • б) "Современное положение вопроса об устройстве временных фортификационных сооружений" (СПб., );
    • в) "Конспект долговременной Ф." (СПб., );
  • Η. Буйницкий, "Краткий курс теоретической полевой Ф." (СПб., );
  • Леер, "Прикладная тактика"; "Справочная книга для инженерных и саперных офицеров" (СПб., );
  • Brialmont,
    • a) "La fortification à fossé s secs" ( , );
    • b) "Les r égions fortifié es" (Брюс., );
    • с) "La fortification du temps pr é sent" (Брюс., );
    • d) "L"influence du tir plongeant et des obus-torpilles sur la fortification à la fin du XIX siecle" (Брюс., );
  • Thival, "R ôle des localités à la guerre";
  • Deguise,
    • a) "La fortification passagè re eu liaison avec la tactique" (Брюс., );
    • b) "Cours de fortification passagere" (Брюс., ); *Brunner, "Leitfaden f ür den Unterricht in der Feldbefestigung"; *"Die bestä ndige Befestigung und der Festungskrieg" ( , труд австрийских инженеров и артиллеристов);
  • Leithner, "Die K üstenbefestigung" ().

Фортификация в России

Ф. в появилась одновременно с началом оседлости и прошла через те же фазисы, что и в , но значительно позднее; неблагоприятно сложившиеся исторические обстоятельства, - междоусобия во время удельной системы и - на много лет затормозили у нас развитие Ф.

Первобытным укрытием и защитой от неприятельских нападений служили у нас, как и повсюду, земляные оборонительные ограды, состоявшие из со рвом впереди; высота доходила до 10 , толщина 1,5-3 , глубина рвов 2-5 На поверхности не располагали никаких закрытий для его защитников: они прикрывались своими . Такого рода земляные ограды были у нас в употреблении до половины стол., т. е. в то еще время, когда в Западной Европе они давно были заменены каменными стенами. С ст. начинают входить в употребление деревянные ограды. Громадные наши леса доставляли для них неистощимый материал; особенно охотно употребляли вследствие его прочности. Ограды делились на тыновые и венчатые. Тыновые состояли из высотой до 2 ; для стрельбы из-за них устраивали подмости () или прорубали в них . Не отличаясь большой силой сопротивления, тыновые ограды употреблялись для укрепления пунктов второстепенной важности. Венчатые ограды при ширине наверху 1-3 и высоте около 2 состояли из городней, т. е. срубов, прислоненных один к другому. "Срубить" город обозначало построить деревянную ограду. Так как городни в местах соприкосновения между собой быстро загнивали, то вскоре от них отказались и начали строить венчатые деревянные ограды тарасами. Тарасы состояли из двух продольных брусчатых стенок, связанных поперечными; промежутки между стенами заполняли землей и камнями, а для предохранения от поджога - снаружи стены обмазывали глиной и обкладывали дерном. В конце стол. на вершине венчатых оград появился заборол (), сначала дощатый, потом бревенчатый; стрельба производилась поверх заборола, который делался высотой в 1,5-2 ; при более значительной высоте устраивали , называемые кроватями. Деревянные ограды всегда усиливались венчатыми , которые в старину называли вежами, столпами, кострами, стрельницами; точное название - - входит в употребление только со времен . делали преимущественно шестиугольными, шириной 2-5 , высотой до 5 ; проезжие башни, служившие для сообщения с полем, и подзорные, для лучшего наблюдения за отдаленной местностью, доходили до 12 высоты. В стенах башен прорезывали окна (бойницы) для ружейной и пушечной стрельбы. Обыкновенно они выступали из стен наружу, а в городе Коротояке одна

Современная наука подразделяет фортификацию, в зависимости от специфики решаемых задач, на долговременную и полевую. Долговременная фортификация – это заблаговременное укрепление местности и стратегически важных пунктов для усиления границ государства в целях его обороны или создания плацдарма для вторжения в соседние государства. К полевой фортификации относятся все оборонительные сооружения временного характера, возводимые во время войны в зависимости от тактических и оперативных целей.

Типы фортификационных сооружений менялись и совершенствовались в зависимости от развития техники и оружия нападения. В течение длительного времени фортификации как самостоятельной науки не существовало, а вопросами возведения оборонительных сооружений занимались строители и архитекторы (Витрувий, Аполлодор Дамасский). Первые труды по искусству фортификации появились только в эпоху Возрождения, когда многие известные художники, скульпторы, математики начали заниматься проектированием и строительством укреплений (Альберти, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тарталья). Научное обоснование фортификации как отрасли военно-инженерного искусства было заложено в 16 в. в сочинениях А.Дюрера, и с этого времени за строительство военных укреплений берутся военные инженеры (Даниил Спекль, Марки, де-Виль, Паган, С.Вобан, Диллих, Кегорн и др.).

История.

Самые первые укрепления, появившиеся еще в глубокой древности, начали возводить для защиты поселений от нападений вражеских племен. Такие оборонительные постройки, сооружавшиеся вокруг прежде неукрепленных селищ, а затем городищ, были довольно примитивными и могли включать ограды из земляных валов, рвов, деревянные палисады или небольшие каменные стены – в зависимости от того, какие материалы были доступны.

В разные исторические эпохи и в различных географических регионах такие укрепления могли возводиться на холмах, при слиянии или на излучинах рек, островах и т.д. Первоначальные виды укрепленных оград являлись в основном простыми преградами: они затрудняли внезапное нападение врага и давали возможность подготовиться к его отражению.

ДРЕВНИЙ МИР

8–2 тыс. до н.э.

Оборонительные сооружения можно отнести к разряду монументальной архитектуры. Она, согласно мнению одного из ведущих английских археологов 20 в. Г.Чайлда , является одним из системных признаков, характеризующим уровень развития цивилизации. С зарождением первых городских центров и сооружением на их территории дворцов и храмов сразу же возникает необходимость в их защите. Археология показывает, что большинство протогородов Старого Света, возникших на поселениях, уже освоенных в эпоху неолита и мезолита, имели укрепления, состоявшие из стен, а иногда и башен, которые были обычно сложены из камня или сырцового кирпича. Например, один из древнейших городов в мире, Иерихон, расположенный к северу от Мертвого моря, в долине р.Иордан, уже в 8 тыс. до н.э. имел каменные укрепления из стен и башен высотой от 4 до 8 м.

Прогресс земледельческих культур в 6–5 тыс. до н.э. позволил древнейшим цивилизациями Балканской Греции, Анатолии, Ближнего Востока, Индии и Китая возводить еще более внушительные сооружения монументальной архитектуры. Это были в основном храмовые комплексы и оборонительные укрепления, например, крепостные ограды раннеиньского городища Чжэнчжоу. В 4–3 тыс. до н.э. на всех этих территориях появляется целый ряд укрепленных городов, таких как Урук в Месопотамии, Алалах в Северной Сирии, Мегиддо в Северной Палестине и Троя в Малой Азии.

Уже в этот период возникает основная структура оборонительных сооружений, которая затем лишь модернизируется на протяжении всего периода древности и доживает почти до конца средних веков, когда, наконец, структура укреплений начинает кардинально меняться в связи с изобретением пороха и внедрением артиллерии.

Данный тип укреплений включал два главных элемента: стены и башни. В зависимости от наличия тех или иных строительных материалов они строились из камня или сырцового кирпича и укреплялись деревянными балками. Стены достигали 4–5 м в толщину и до 8 м в высоту; башни имели овальную, круглую или прямоугольную форму, они были несколько выше, толщина их стен иногда достигала 8 м. Особое внимание уделялось укреплению ворот крепости: они обычно делались небольшой ширины и также фланкировались по обеим сторонам башнями. Помимо укрепления стенами жилых кварталов, обычно сооружалась еще и несколько возвышавшаяся над остальным городом цитаделей, где располагались храмы и дворец правителя.

Этот тип укрепления, с учетом национальных и географических особенностей, прослеживается во всех крепостях 2 тыс. до н.э. в Хаттусе, столице Новохеттского царства (Анатолия), Алалахе и Угарите в Северной Сирии, Трое VII в Малой Азии. Исключением в этом ряду, пожалуй, являются лишь дворцы более ранней минойской эпохи на Крите, которые вовсе не были укреплены (Кносс, Фест). Зато на территории Эгейского мира ахейские крепости (Микены, Тиринф, Гла) представляют из себя могучие цитадели. Одна из самых мощных крепостей находилась в Тиринфе: здесь цитадель располагалась на высоком холме, обнесенном в 14–13 вв. до н.э. стеной 17-метровой толщины сложенной из огромных каменных блоков, с галереями и казематами внутри. По остаткам стен высоту их определить трудно, но они могли быть в 8 м и выше. Стены имели башни и бастионы, вдоль стены спускалась лестница, ведущая к источнику воды у подножия холма, защищенная и с внешней стороны стеной. Вход в цитадель был устроен в виде коридора между двумя стенами, так что нападавшие должны были подвергнуться обстрелу с обеих сторон; этот архитектурный прием, возможно, был заимствован ахейцами в Сирии и Палестине. Цитадель крупнейшего города ахейской Греции, Микен, была заново перестроена в 14–13 вв. до н.э. Ломаная линия ее оборонительных стен толщиной около 6 м и высотой в 10 м, сложенных из каменных блоков с забутовкой и имеющих по верху открытый деревянный ход, тянулась приблизительно на километр. Двое ворот – малые и знаменитые «Львиные» – имели устройство, внешне схожее с входом в крепость Тиринфа, но выносные стены были гораздо короче.

1 тыс. до н.э. – 5 в. н.э.

Принципиальных изменений в сооружении крепостей в эпоху I тыс. до н.э. не происходит, меняются лишь масштабы строительства и техника обработки камня. На территории Малой Азии и Балканской Греции, где в 8 в. до н.э. заново происходит рождение цивилизации, возникают города-государства, которые окружаются оборонительными сооружениями. Первоначально укрепленным оказывается только акрополь (верхний город), стены которого возводятся в технике полигональной, а затем квадровой кладки. В 5–4 вв. до н.э. нередко начинает укрепляться уже и нижняя часть города. При этом, если в одних полисах происходит самый настоящий расцвет строительной деятельности, как, например, в Афинах, где помимо перестройки акрополя, сооружаются также и Длинные стены, соединившие центр с гаванью Пиреем, то другие, такие как Спарта, остаются вовсе неукрепленными вплоть до 3 в. до н.э.

Оборонительные стены, полностью окружавшие греческие города, строились в соответствии с рельефом местности, над оврагами и обрывами, по гребням холмов, с учетом эффективности их защитных функций. При этом строители не считались с контурами городской застройки и поэтому иногда окружали и незастроенное пространство. Внешняя обкладка стен сооружалась из больших правильных блоков (квадров), стены снабжались башнями, которые часто сооружались у ворот, которые всегда считались наиболее уязвимыми местами линии обороны. В приморских городах в кольцо оборонительных стен включались и гавани, которые также застраивались портиками, складами, арсеналами и были защищены от волн молами.

Римская архитектура, в том числе и крепостная, формировалась под сильным влиянием этрусков. Даже крепостные сооружения самого Рима были возведены в середине 6 в. до н.э. этрусским царем Сервием Туллием. В первой четверти 4 в. до н.э. эти стены были отреставрированы после нашествия на Рим галлов (390 до н.э.) и значительно укреплены. Сначала стены сложили из блоков местного темного пористого туфа, каппеллаччо, а в 4 в. до н.э. из блоков более светлого туфа. Длина стен составляла 11 км, высота 10 м, толщина 4 м. Стена замыкала район площадью около 426 га, включавший семь основных холмов Рима – Капитолий, Палатин, Квиринал, Виминал, Авентин, Целий и Эсквилин.

Став центром огромной империи, Рим начал украшаться общественными зданиями, храмами и дворцами, при этом строительство военных сооружений фактически прекратилось в виду отсутствия внешней опасности. Новая, полная реконструкция стен города и их достройка произошла только в 3 в. н.э. при императоре Аврелиане. Крепостные стены толщиной 3,5 м, воздвигнутые из кирпича для защиты города от варваров, представляют одно из самых монументальных сооружений 3 в. Позднее, при Аркадии и Гонории, они реставрировались и укреплялись. На всем протяжении стен общей длиной 19 км через каждые 30 м располагались кубические башни с площадками для катапульт; при строительстве использовались такие значительные, оказавшиеся на линии стен и укреплявшие своими массивами их толщу памятники, как акведук Клавдия у Порта Маджоре, части амфитеатра Кострензе, пирамида Цестия и другие.

Границы Римской империи с конца I в. были защищены от нашествия варваров несколькими лимесами (Антонинов и Адрианов лимесы в Шотландии, Верхнегерманский и Рецийский лимес в Германии, Дунайский (Траянов) лимес на границах Паннонии, Дакии, Мёзии), которые представляли собой сложную систему оборонительных укреплений (валы, рвы, сторожевые башни, палисады и кастеллы), изменявшихся в зависимости от характера местности и внешней угрозы. Фактически римляне первыми применили на практике все принципы строительства современных оборонительных линий.

Наиболее известным из оборонительных сооружений того времени является вал Адриана протяженностью 122,3 км. Он был сооружен в 122–133 на линии Сольвэй – Тайн для защиты Римской Британии от набегов кельтов. Вал достигал 2,4–3,1 м в толщину и 3,7–4,9 м в высоту. На его протяжении имелось 16 фортов, а через каждую римскую милю располагались укрепления, между которыми были возведены сторожевые башни. Для увеличения эффективности обороны с внешней северной стороны вала был вырыт ров глубиной 2,7 м и шириной 38,7 м. С южной стороны располагался другой большой ров с широкими валами, который, возможно, отмечал границу военной зоны. Несмотря на внушительные размеры, Адрианов вал мог эффективно сдерживать варваров только при условии полной укомплектованности гарнизонов личным составом. Поэтому он, как и другие пограничные укрепления римлян, не смог стать преградой для вторжения варварских племен.

Кроме оборонительных комплексов, лимесов, у римлян существовал еще один вид оборонительных сооружений – укрепленный лагерь, который можно считать промежуточной формой между полевой и долговременной фортификацией. Лагерь устраивался по строго определенной квадратной системе (660 м по боковой стороне). Он возводился на каждой стоянке, даже если она устраивалась всего на один ночлег, окапывался рвом, обносился небольшим валом, по гребню которого ставились палисады (тын), а выходы прикрывались искусственными препятствиями типа волчьих ям. Передние ворота располагались напротив задних, правые и левые ворота соединялись главной улицей. В период ранней Республики лагеря возводились с расчетом на стоянку продолжительностью в несколько дней, а позднее, наряду с временными (летними) стали строить постоянные лагеря, около которых возникали поселения городского типа (канабы) (Ламбезис (128 н.э.), Тамугади (100 н.э.) в Северной Африке).

Из оборонительных сооружениях этой эпохи, возводимых на Востоке, следует отметить строительство непрерывной стены в Китае, которая была предназначена для сдерживания набегов кочевников. В 3 в. до н.э в эпоху династии Цинь для защиты страны с севера было начато сооружение этого укрепления, получившего название Великая китайская стена. Постройка этого огромного фортификационного сооружения затянулась на длительный период, она совершалась в три этапа и была завершена только в конце 17 в. при династии Минь. К этому времени стена простиралась с востока на запад от заставы Шаньхайгуань на берегу Бохайского залива Жёлтого моря до заставы Юймэньгуань на стыке современных провинций Ганьсу и Синьцзян-уйгурского автономного района, а ее протяженность достигла 6,35 тыс. км. Из них непрерывная линия составляла 4 тыс. км. Ширина стены у основания составляла от 4,5 до 9 м, у верха – 3,6 м, высота ее менялась в пределах от 6 до 9 м, а высота башен, расположенных через регулярные интервалы в 100 м, достигала 12 м. В качестве материала для постройки стены служили преимущественно известняковые блоки, иногда использовался гранит, кирпичи и земля. Это монументальное фортификационное сооружение можно считать примером ошибочности представлений о возможности обороны государственных границ с помощью одних лишь фортификаций, т.е. без наличия соответствующей армии, которая могла бы удерживать построенные укрепления. Как и система лимесов в Римской империи, эта стена тоже оказалась недостаточно эффективной.


Средние века.

В эпоху Средневековья метод возведения фортификационных сооружений во многом основывался на античной, римской строительной технике. Впрочем, многие ее достижения оказались утраченными в смутный период Великого переселения народов (5–7 вв.) потому, что по словам французского историка Жака Ле Гоффа, «творения Средневековья были – вопреки тому, как это слишком часто считают, – скверного качества».

Эпоха Средневековья была периодом феодальной раздробленности, когда самыми характерными видами укреплений стали феодальные замки, укрепленные города и монастыри. Они, как и оборонительные сооружения античных городов, строились с достаточно ограниченной целью защиты территории, окруженной стенами, а также жителей данного укрепленного пункта.

Замки в качестве символов политической независимости феодалов от центральной власти короля появились в 10 в. Сначала большинство из них были деревянными. Возводились они обычно на мысах у слияния рек или на их холмистых берегах, на обрывистых скалах и островах. В ранних, обычно треугольных в плане, замках сооружались только надвратные башни. Позднее план замка часто принимал овальную форму, а башни ставились по всему периметру стен. С 11 в. появились целиком каменные замки. Первые из них возводились из неотесанных камней, скрепленных раствором, при строительстве более поздних использовалась специальная кладка.

В отличие от древних крепостей, замки имели небольшие размеры и оборонялись малым числом защитников. Это обстоятельство определило некоторые особенности устройства замков: оборона сосредотачивалась в основном в башнях и лишь в редких случаях велась со стен. Оборонительные сооружения замка обычно включали стены и башни, окруженные рвом. Центром замка была цитадель, которая называлась донжоном (франц. donjon). Прообразом донжона стали башни для сеньоров, которые были распространены в меровингскую эпоху и располагались в центре франкских бургов. Настоящие донжоны, появившиеся в 11 в., наряду с оборонительной функцией, являлись непосредственным жилищем феодалов. Здесь жил сам владелец замка, его жена и дети, хранилось его имущество; в подвалах были расположены темницы, и оттуда обычно выходил подземный ход, ведущий в потайное место, расположенное за пределами замка. Кроме того, внутри замка располагались также хозяйственные помещения с погребами и подвалами, водопровод с цистернами для сбора воды, крытые переходы. Стены строились более высокими и толстыми, двурядными и даже трехрядными. Подступы к стенам были максимально затруднены, единственный выход блокировался подъемным мостом, причем голову моста прикрывали особые башни (барбаканы). На выступающих частях стен возводились многоугольные бастионы.

Монастырские и городские оборонительные сооружения также представляли собой особый тип средневековых крепостей. Строились они обычно по весьма сложной системе. Городские укрепления состояли из высокой и толстой стены, преимущественно каменной кладки, целиком окружавшей весь город. Вдоль всей верхней части стены был устроен ход, защищенный с наружной стороны тонким каменным бруствером (от нем. Brustwehr, т.е «защита по грудь»), защищавший обороняющихся; он часто оборудовался бойницами или амбразурами, через которые велась стрельба по нападающим. Так как бойницы давали возможность обстреливать местность лишь на некотором удалении от подошвы стен, у последних образовывалось непоражаемое (мертвое) пространство. Чтобы избежать этого, в стенах устраивались так называемые навесные бойницы (машикули от франц. mache-col, т.е. «бить в голову») посредством создания свесов у брустверной стенки. Вдоль стены через определенные промежутки располагались башни, выдававшиеся вперед, того, чтобы обороняющиеся могли вести фланкирующий огонь вдоль фронтальной линии стен. Башни представляли собой многоэтажные оборонительные постройки большой прочности (толщина их стен внизу достигала 4–6 м), с открытой платформой наверху, увенчанной зубчатым парапетом. Этажи сообщались между собой приставными лестницами. В плане башни могли быть круглыми, овальными, многоугольными, а расстояние между ними не превышало двойной дальности полета стрелы (200 шагов). Значение башен на стенах состояло в том, что они разделяли оборону на отдельные участки, а также позволяли вести обстрел по всей протяженности укреплений.

Перед крепостной стеной часто сооружался ров, который наполнялся водой, если это было технически возможным. Ров с водой создавал дополнительное препятствие для нападавших при попытках добраться до крепостных стен и разрушить их при помощи стенобитных таранов или осадных башен. Для въезда в город в крепостных стенах существовали ворота, к которым вел подъемный мост при наличии рва перед стенами крепости. На случай продолжительной осады ворота ограждались дополнительными стенами. Часто город имел еще и внутреннюю систему укреплений (цитадель), которая являлась второй линией обороны.



Новое время.

Вторая половина 15 – начало 16 в. стало временем появления науки о фортификации, то есть искусстве возведения укреплений. С появлением артиллерии, способной пробивать толщу существующих крепостных стен, возникла необходимость внести изменения и в систему фортификационных сооружений. При этом учитывалось, что крепостные стены должны быть защищены от артиллерийского огня и что обороняющиеся могли также применять артиллерию в обороне. Крепостные стены стали обкладывать землей, в результате чего в поле зрения атакующих оставалась лишь верхняя часть стены с возвышениями, необходимыми для укрытия ведущих огонь защитников. Таким образом, 2/3 стены погружалось в землю, при этом ров выкапывался на такую глубину, что высота стены фактически не изменялась. Остальная треть стены была защищена от нападающих насыпью (гласисом), возведенной по ту сторону рва. Атакующие не могли вести огонь по стене, не захватив сначала гласиса и не установив на нем своих осадных орудий. Эффективное применение артиллерии в обороне достигалось особым обустройством верхней части крепостных стен, что делало возможным сосредоточение огня обороняющимися. Из предложенных в разное время планов оборонительных сооружений лучшими стали бастионная система, на смену которой пришла полигональная система, в свою очередь, уступившая место системе отдельных фортов. Все они возникали в ответ на увеличение эффективности и дальнобойности артиллерийских орудий.

Перестройка системы укреплений в соответствии с новыми возможностями артиллерии нашла наиболее полное отражение в поясе крепостей, возведенных во Франции архитектором С.Вобаном (1633–1707). Он был главным военным инженером французской армии при Людовике XIV , принимал участие в 140 сражениях, руководил осадами 58 укрепленных городов, построил свыше 30 новых крепостей и перестроил 300 старых. Для городских укреплений Вобан применил бастионную систему, каждый раз приспосабливая ее к условиям местности. Хотя этим он достиг максимальной эффективности организации обороны, уже в его эпоху его же система осады превзошла созданную им же бастионную систему обороны.

С введением бастионной системы вначале была расширена верхняя часть стены, на которой располагалась вся артиллерия, а затем расширились и сами башни, что обеспечивало возможность ведения артиллерией фланкирующего огня. Эта система оказалась вполне удовлетворительной, однако на пересеченной местности сооружение хороших бастионов являлось весьма трудным делом. В бастионной оборонительной системе город окружался многоугольником стен, стороны этого многоугольника имели длину от 270 до 360 м. В процессе сооружения вырытая из рва земля насыпалась сзади него и образовывала бруствер бастиона. Но вскоре осадные операции показали, что бастионная система тоже не всегда является эффективной, поскольку нападающий обычно стремился обеспечить себе преимущество в артиллерии. Подавив артиллерию обороняющихся и в случае отсутствия сильного сопротивления, он выдвигал свои траншеи к гласису и устанавливал орудия вдоль его гребня. Оттуда нападающие вели прицельный огонь по эскарповой стенке (препятствие, представляющее собой искусственно срезанный под большим углом край склона, обращённый передней частью к противнику) Защитники старались препятствовать продвижению атакующего к гласису, создавая систему оборонительных сооружений во рву, а также между рвом и гласисом, причем эти сооружения строились так, чтобы атакующий был вынужден сначала захватить их, чтобы установить свою артиллерию вдоль гласиса. Эта система внешних сооружений с течением времени усложнялась все больше и больше, под конец своего существования приняв форму оборонительных укреплений, сооруженных Вобаном в Эт (Бельгия).

После смерти Вобана продолжавшееся развитие артиллерии вызвало необходимость внесения новых изменений в бастионную систему. Французский военный инженер маркиз Марк Рене де Монталамбер (1714–1800) предложил заменить бастионную систему полигональной, которая была и дешевле и проще в сооружении, т.к. могла быть легко приспособлена к любой местности. Основное отличие полигональной системы заключалось в способе защиты рва, осуществлявшейся с помощью капонира, который помещался в самом рву и вел огонь через казематы. Однако несмотря на явные преимущества предложенной Монталамбером системы, французские инженеры вплоть до появления нарезной артиллерии продолжали применять вобановскую систему при постройке крепостных сооружений в Франции. Впрочем, некоторые идеи Монталамбера все-таки были использованы – прусскими военными инженерами при строительстве крепостей в Силезии. Здесь крепости имели каменное оборонительное сооружение, получившее название редюит, служившее убежищем для гарнизона и представлявшее собой третью линию обороны.

Со временем увеличение дальнобойности артиллерийских осадных орудий, а также развитие техники отрывки окопов и ходов сообщения позволили нападающим быстро подавлять артиллерию защитников и достигать гребня гласиса, даже несмотря на весьма сложную систему внешних укреплений. В результате возникла потребность в сооружении каких-то дополнительных самодовлеющих укреплений, которые могли бы замедлять продвижение осаждающих и предотвращать обстрел города их артиллерией. Такими сооружениями стали отдельные форты, которые строились за гласисом и были впервые использованы в прусских фортификациях, построенных уже после наполеоновских войн. Находясь на расстоянии 270–540 м друг от друга, такие отдельные форты превращались во внешнюю линию обороны, и не только вынуждали осаждающих начинать свои атаки на большом расстоянии от города, но и образовывали защищенный участок для войск, находившихся между внутренней и внешней линиями обороны.

Французы окружили подобными отдельными фортами Париж и Мец, однако опыт франко-прусской войны (1870–1871) показал несостоятельность устаревшей системы обороны французской границы. В ходе войны была наглядно продемонстрирована неспособность оборонительных укреплений, построенных в течении предшествовавшего периода, противостоять нарезной осадной артиллерии. Фактически все осаждавшиеся немцами крепости не имели отдельных фортов, будучи сооружены или перестроены Вобаном. Их вооружение состояло главным образом из гладкоствольных орудий. Из 24 осажденных укрепленных пункта четыре не оказали противнику никакого сопротивления, 16 сдались после простой бомбардировки, 2 были принуждены к сдаче после длительной осады (Париж, Мец), один (Страсбург) был захвачен в результате длительной бомбардировки, и лишь один (Бельфор) не был взят вовсе. Бастионная система оказалась наименее пригодной, т.к. гаубицы наступавших могли пробивать все каменные эскарповые стенки даже без предварительного захвата гласиса. При этом линия отдельных фортов была вынесена недостаточно далеко от городов, что дало возможность противнику бомбардировать их, находясь за пределами линии огня фортов (Париж).

После франко-прусской войны Франция приступила к сооружению сплошной цепи пограничных укреплений для защиты от вторичного вторжения немцев. Германия, в свою очередь, также построила новые отдельные форты и реконструировала старые вокруг своих крепостей (Кёльн, Мец, Страсбург – на западной границе, Кёнигсберг, Познань, Торн – на восточной). Эти форты не имели редюитов. Центральный поперечный ход связывал две половины форта, капониры, полукапониры и казематированные фланки позволяли вести пулеметный и пехотный огонь по рвам. Отдельные эскарповые стенки служили в качестве препятствий вместо прежней каменной эскарповой стены, предназначавшейся для поддержки бруствера. Тяжелые орудия, располагавшиеся вдоль фасов и фланков, были разделены между собой траверсами, но не снабжались верхними укрытиями. Каменная контрэскарповая стена имела контрминные галереи и казематированные помещения для гарнизона. При пятикилометровом расстоянии между отдельными фортами и внутренней линией обороны, средний периметр кольца отдельных фортов вокруг таких городов, как Верден и Бельфор, достигал 40–48 км. В промежутках между фортами никаких постоянных оборонительных сооружений не было. Предполагалось, что с началом военных действий здесь будут установлены батареи и редуты, а пехота соединит промежутки линиями окопов.

Развитие нарезной артиллерии показало, что форты разрушались артиллерийским огнем и без их фактического захвата: брустверы и эскарповые стенки обрушались, а ров заполнялся их обломками, отрывались части контрэскарповых стенок, разрушались капониры. Поэтому военные инженеры были вынуждены в еще большей степени усилить отдельные форты: каменная кладка была заменена бетоном, имеющим значительно более высокую силу сопротивления, контрэскарповые стенки были утолщены, эскарповые – заменены железными палисадами, уничтожены капониры, а их функции переданы контрэскарповым галереям. Сам форт окружался заграждением из колючей проволоки.

Однако к началу Первой мировой войны так и остался неразрешенным вопрос о расположении оборонительной артиллерии: почти все военные инженеры Европы располагали артиллерию на постоянных позициях в фортах, защищая ее прочными укрытиями или бронированными башнями. Английские инженеры отказались от установки тяжелых орудий в самих фортах. Было решено применить постоянные пехотные редуты, в которых находились пулеметы или скорострельные пушки, расположенные во вращающихся башнях. Особенностями английского редута стали его низкое расположение, значительное число укрепленных убежищ, скрытые ходы сообщения и проволочные заграждения вокруг всего укрепления, прикрываемые огнем пехотинцев. Артиллерия располагалась в промежутках между фортами или в тылу этих промежутков, обычно на временных позициях, что обеспечивало возможность сосредоточения большей части артиллерии в атакуемом секторе.

Первая мировая война (1914–1918) выявила необходимость в создании сплошных укрепленных полос, имевших достаточную глубину, чтобы противостоять разрушительному действию артиллерии и прорыву громадных масс войск. Выяснилось, что крепости, сооружение которых стоило больших затрат, зачастую не выполняли своей роли и сдавались даже уступавшим по численности силам осаждавших (Антверпен, Перемышль). Исключениями в этом списке стали Осовец и Верден. Поэтому после войны в ряде стран были возведены уже сплошные укрепленные линии – бетонные, железобетонные, броневые, подземные (линия Зигфрида на западных границах Германии, линия Мажино на северо-востоке Франции, линия Маннергейма на Карельском перешейке (в то время принадлежавшем Финляндии), линия Метаксаса в Греции).

Линия Мажино (1929–1940), сооруженная вдоль франко-германской границы от Швейцарии до Бельгии, включала три укрепрайона (Бельфорский, Эльзасский и Мецский), Рейнский укрепленный фронт и Саарский участок заграждений. Эти укрепрайоны состояли из отдельных укреплений, броневых групп и мощных опорных пунктов – ансамблей, двух- и трехэтажных огневых сооружений, соединенных между собой подземными галереями с многочисленными хранилищами боеприпасов и продовольствия, медпунктами, узлами связи, казармами, которые могли осуществлять независимую оборону по всем направлениям (Хакенберг, Метц).

Однако линия Мажино со своими массивными, заложенными глубоко под землей постройками, рассчитанными на длительную пассивную оборону, не оправдала возлагавшихся на нее надежд в силу однобокости и ошибочности французской военный доктрины, опирающейся на оборонительный характер военных действий в расчете на истощение сил противника в длительной войне. Переход немцев к активным боевым действиям весной 1940 и обход ими линии Мажино привели к поражению Французских войск.

Западный вал (линия Зигфрида), воздвигнутый немцами в 1935–1936 на западных границах Германии от Голландии до Швейцарии, явился примером более гибкой оборонительной линии, рассчитанной на противодействие глубокому маневру, активному наступлению и широкой инициативе наступающих войск. Западный вал состоял из ряд мелких укреплений – небольших железобетонных точек для пулеметов, противотанковой и дальнобойной артиллерия, иногда крупных сооружений – блокгаузов, каждый из которых был вооружен пятью пулеметами, двумя мортирами, двумя минометами, а также системы противотанковых препятствий в виде бетонных надолбов в несколько рядов, защищенных рвами и противотанковыми минами.

Линия Маннергейма была сооружена в 1920–1930 на Карельском перешейке, она имела протяженность 135 км и глубину до 90 км, насчитывала свыше 2 тыс. долговременных фортификационных сооружений, объединенных в опорные пункты и узлы сопротивления с развитой системой заграждений.

К началу Второй мировой войны все страны Европы опоясали свои границы полосами мощных долговременных укреплений, состоявших из укрепрайонов. Основу боевой мощи укрепрайонов должны были составлять долговременные железобетонные фортификационные огневые сооружения для орудий, пулеметов, а иногда и минометов и другого оружия. Система огневых сооружений дополнялась развитой сетью подземных коммуникаций (галерей) с убежищами для гарнизона и обслуживающего персонала, командными пунктами, складами боеприпасов и продовольствия, медицинскими пунктами и другими сооружениями. Еще большее значение приобрели заграждения всех типов (рвы, эскарпы, надолбы, проволочные, минно-взрывные, электрические сети). Укрепрайоны должны были иметь протяженность по фронту 80–100 км и в глубину около 30 км. В них располагались постоянные гарнизоны, усиливавшиеся с началом войны полевыми войсками.

После окончания Второй мировой войны критическое осмысление ее опыта вызвало у военных специалистов серьезные разногласия по поводу роли и значения долговременной фортификации и укрепленных районов; в немалой степени они были спровоцированы бесславной судьбой линии Мажино. Зато применение полевой фортификации показало ее тактическую эффективность. Формой укрепления местности стала сеть траншей и ходов сообщения, которая усиливалась системой огневых сооружений для пулеметов, орудий, минометов и танков, пунктов управления, укрытий для личного состава, боеприпасов и пр. Фортификационное оборудование дополнялось развитой системой противотанковых и противопехотных заграждений

Долгое время на полевую фортификацию смотрели лишь как на средство защиты. До появления огнестрельного оружия основной формой полевой фортификации являлся укрепленный лагерь, служивший как укрытие на случай поражения или неудачного исхода боя. В этом своем качестве укрепленный лагерь прошел через древнюю и средневековую историю и исчез только в начале новой истории. Он не играл никакой активной роли, т. к. сражение обычно разыгрывалось за его пределами (например, Фридрих II вообще считал, что главная функция лагеря заключается только в предотвращения дезертирства). Позднее, при организации обороны наравне с лагерями стали возводиться отдельные укрепления, занимаемые пехотой и артиллерией – редуты, люнеты, реданы (флеши), которые давали возможность пехоте маневрировать, не стесняя своих действий (Шевардинский редут, батарея Раевского, Багратионовы флеши в Бородинском сражении). Отдельные укрепления стали основной формой усиления оборонительных возможностей местности и как опорные пункты сохранились вплоть до Первой мировой войны (1914–1918). В то же время она показала, что эти сооружения слишком выдавали себя на местности и поэтому нередко становились объектами интенсивного артиллерийского огня, быстро их разрушавшего.

Другой формой полевой фортификации являлись окопы. К 19 в. этот тип полевой фортификации уже получил широкое распространение. Гражданская война в США (1861–1865) доказала тактические преимущества стрелковых окопов, позволявших вести прицельных оружейный огонь по наступавшей пехоте неприятеля. Это преимущество еще раз было подтверждено в русско-турецкую войну (1877–1878), когда стрелковые окопы использовались как дополнение к основным укреплениям (редутам, люнетам, реданам и полевым фортам).

Перед Первой мировой войной на строительство полевых фортификаций влияло две основных военных доктрины – германская, основной чертой которой был чрезвычайно ярко выраженный наступательный дух, и французская, предполагавшая выжидательную тактику до разгадки планов противника. Поэтому при укреплении местности немцы сооружали всего одну оборонительную линию, а французы оборудовали позицию в несколько линий (передовая, главная в две линии и тыловая). Однако в ходе боевых действий выявилась необходимость создания позиций, сообщающихся между собой, и в конце 1914 – начале 1915 немцы стали строить в глубине линии обороны укрепления и соединять их ходами сообщений. Со временем к этой же схеме пришли и другие страны.

Новой формой фортификации стала прежде всего сплошная линия окопов, не имевшая редутов в качестве опорных пунктов: она маскировала расположение стрелков и предохраняла тыл от прорыва отдельных частей противника. Глубины расположения позиций возрастали, что приводило к невозможности артиллерийского обстрела сразу всех позиций на полную их глубину и предотвращало прорыв укрепленных позиций. Исключением является Брусиловский прорыв австро-германской обороны (1916) и разгром итальянцев под Капоретто (1917).

После Первой мировой войны (1914–1918), в которой новые средства вооруженной борьбы – авиация и танки были применены еще в сравнительно незначительной степени, на полевую фортификацию сложился взгляд как на средство, уже отжившее. При этом считалось, что война будущего станет война маневренной, где сможет найти применение только самоокапывание. Но вся история военного искусства показывает обратное: совершенствование огнестрельного оружия и боевых средств вызвало совершенствование и дальнейшее развитие фортификационных форм и конструкций.

Перед Второй мировой войной в советских вооруженных силах была принята система полевых укреплений, которые располагались в передовой, основной и тыловой зонах. В основной зоне обороны предусматривалось фортификационное оборудование позиций боевого охранения, основной и тыловой оборонительной полос, отсечных позиций. В батальонных районах обороны оборудовались окопы на отделения (расчеты), огневые сооружения различного типа, ходы сообщения и укрытия для личного состава и техники.

В начале войны, когда бои носили скоротечный характер, личный состав советских войск ограничивался самоокапыванием и использованием заблаговременно построенных фортификационных сооружений. Затем господствующей формой фортификации стали полевые укрепления, получила развитие и сложилась система глубокоэшелонированной позиционной обороны.

Немецко-фашистские войска в операциях в Западной Европе и в наступлении против советских войск до осени 1941 обычно не использовали фортификационные сооружения. После поражения под Москвой они перешли к системе укреплений, состоявших из оборонительных полос, а в конце войны – к долговременным фортификационным сооружениям. В Германии и ряде других европейских странах в городах и иных крупных населенных пунктах возводились подземные комплексы для размещения важных промышленных предприятий и хранения материальных запасов, создавались оперативные и стратегические рубежи обороны с использованием долговременных и полевых сооружений.

В локальных войнах 20 в. – корейской войне (1950–1953) и войне во Вьетнаме (1963–1968) также широко применялась система полевых фортификационных сооружений. Например, северокорейские и вьетнамские войска активно использовали подземные галереи в своей системе оборонительных сооружений. Характерной чертой американской системы фортификации составляли опорные пункты, представлявшие замкнутую территорию, обнесенную сплошной полосой проволочных и минно-взрывных ограждений, за которыми отрывались траншеи с огневыми точками. Имелись также блиндажи для личного состава, укрытия для боеприпасов, медпункты. В центре опорных пунктов строились наземные здания для гарнизона и оборудовались площадки для вертолетов, а к концу войны стали устраиваться железобетонные арочные укрытия для самолетов, обеспечивавших более надежную их защиту. Таким образом, во вьетнамской войне фортификация, дополняемая хорошей маскировкой, нашла достаточное применение при обеспечении боевых действий.

Внедрение ядерного и ракетного оружия показало необходимость коренного пересмотра всех военных теорий, в том числе и в области фортификации. Кроме того, дальнейшее развитие обычных видов оружия, появление оружия массового поражения и средств его доставки расширило задачи фортификации. Резко возросли потребности в строительстве защитных сооружений гражданской обороны, сооружений для обеспечения потребностей войск всех видов, для защиты тыла от современных средств поражения. Открылись новые направления в войсковой фортификации – унификация сооружений, механизация работ по их возведению, начала широко применяться землеройная техника для оборудования позиций и фортификационных сооружений из сборно-разборных конструкций. В долговременной фортификации наряду с разработкой и внедрением новых типов сооружений сохраняют значение ранее разработанные конструкции из монолитного и сборного железобетона. Современная фортификация продолжает играть важную роль в военно-инженерном искусстве.

Фортификация в России.

Хотя фортификация как наука о возведении укреплений появилась в России довольно поздно, только при Петре I, строительство оборонительных сооружений на Руси прошло несколько этапов – от слабоукрепленных земляных городков до мощных крепостей, возведенных по всем правилам фортификационного искусства и с учетом последних изменений наступательного оружии, повторяя, пусть и с некоторым опозданием, путь Западной Европы.

Антон Ксенофонтов

Литература:

Плюцинский А. Полевое военно-инженерное искусство . СПб, 1886
Величко К. Исследование новейших средств осады и обороны сухопутных крепостей . СПб, 1890
Энгман Э. Оборона сухопутных крепостей . СПб, 1895
Кюи Ц. Краткий исторический очерк долговременной фортификации . СПб, 1897
Буйницкий Н. Краткий курс теоретической полевой фортификации . СПб, 1901
Шперк В.Ф. Фортификация. Очерки истории и развития . М., 1940
Toy S. A. History of Fortifications from 3000 BC to AD 1700 . L., 1955
Hogg I. The History of Fortification . L., 1981
Anderson W. Castles of Europe. Hertfordshire . 1984
Левыкин В.И. Фортификация: прошлое и современность . М., 1987
Яковлев В.В. История крепостей. Эволюция долговременной фортификации . СПб, 1995



Историческая справка.

История полевой фортификации начинается примерно с середины 17-го века, когда началось массовое внедрение огнестрельного оружия. Вначале это были только позиции из мешков и корзин с землей, частично укрепленные деревянными щитами и рогатками из тонких кольев. С начала 19-го века полевая фортификация стала играть ключевую роль в обороне войск. Все помнят знаменитые строки из стихотворения Бородино, где упоминаются редуты.

Альтернативой полевой фортификации является более древний вид укреплений – форты и крепости, иначе именуемые долговременной фортификацией. Во второй половине 19-го века долговременная фортификация перестала отвечать требованиям времени, главным образом, по причине появления и развития снарядов с бризантными взрывчатыми веществами (БВВ) и увеличение дальности стрельбы (за счет разработки пироксилиновых порохов, и применения нарезных стволов из более качественных сталей).

Ближе к началу ПМВ долговременная фортификация уже не играла заметной роли в войне. Использование тяжелых мортир, массовое использование нарезной полевой артиллерии калибром 3-6 дюймов, и первой авиации, не позволяло выдерживать осаду более 1-2 недель (примерно 90% фортов ПМВ сдались за данный период).

В ходе ВМВ полевая фортификация стала ключевым фактором обороны войск. Появившиеся еще в ходе войны САСШ и Конфедерацией южных штатов, а так же в ходе англо-бурских войн (история мин - http://saper.isnet.ru/histmin/istoria-min-1.html) первые противопехотные мины очень удачно дополнили полевую фортификацию. Хотя, вплоть до середины ВМВ противопехотные мины не находили массового применения (число установленных ПТ мин в ходе ВМВ превышает число противопехотных мин). Но, о минах мы как-нибудь подробнее поговорим в другой раз.

Опыт войны в Корее, войны во Вьетнаме, гражданской войны в Афганистане в 1975-2001 годах, боевых действий на территории бывшей Югославии (практически все 1990-е годы), и отчасти, боевые действия в условиях Ирака (1991 г., и позже в начале 2000-х), показал, что полевая фортификация продолжает оставаться основой обороны войск и сегодня.

Стоит отметить, что полевая фортификация прошла весьма существенный путь развития, от первых баррикад из корзин с землей (для защиты расчетов дульнозарядных орудий от пуль и картечи) в 17-м веке, до современных систем полевой фортификации. Даже за последние 30-40 лет полевая фортификация весьма сильно изменилась.

Современный этап.

Развитие ряда типов вооружений не могли не сказаться на тактике боя. Мы не будем тратить время на сравнение ТТХ орудий ПМВ и современных самоходных гаубиц, или анализировать влияние кассетных и корректируемых авиабомб на ход боя, расписывать специфику применения ПТУР и УР с различными системами наведения (лазерные, РЛС, теленаведение, ИК, и др.), сразу перейдем к особенностям современной полевой фортификации.

Первое, что нам необходимо отметить: во все времена, любая фортификация служила для отвлечения и сковывания максимальных сил противника на максимальный промежуток времени, при задействовании минимальных сил со своей стороны. То есть, ни деревянные форты античности, ни замки средневековья, не крепости начала эпохи пороха, ни железобетонные форты конца 19-го века, не современная полевая фортификация не являются непреодолимым барьером на пути войск противника. Всегда важно простое соотношение: на сколько времени и какие силы мы сможем задержать, на сколько боеприпасов и других пунктов материально-технического снабжения (МаТеС) мы заставим его раскошелится, дабы он преодолел данные укрепления. Конечно же, учитывается стоимость, доступность, время, и силы, которые потратим мы, что бы возвести эти укрепления и обеспечить их живой силой и необходимыми вооружениями.

Например, форты ПМВ оказались не актуальны по той же причине, почему линия Мажино показала свою полную не состоятельность: слишком дорогое и долгое строительство при достаточно скромной эффективности. Все можно свести к простой формуле: сколько потратим сил, времени и денег мы, и сколько потратит сил времени и денег противник. Если мы можем силами инженерно-саперной роты за один день возвести линию укреплений, потратив на мины, ГСМ, гвозди, доски, металлопрокат и пр., например, 15 миллионов рублей. А противник для преодоления этой линии укреплений потратит три часа, и МаТеС на сумму 80 миллионов евро, значит, линия укреплений с блеском выполнила свою задачу. Для деталировки сути проблемы мы подробнее рассмотрим действия противника при атаке.

Войска в атаке.

Итак, пункт первый, противник движется в походном порядке (на значительные дистанции войска не передвигаются в боевом порядке без самой крайней необходимости), впереди осуществляется воздушная и/или наземная разведка. Разведка обнаруживает противника, например, вертолет был обстрелян с земли, или головная машина дозора подорвалась на мине. Первое, что делает противник, это останавливает движение колонны и развертывает ее в боевой порядок, подтягивает резервы, выстраивает артиллерийские и танковые соединения в группы прорыва, начинает подвоз боеприпасов к орудиям и РСЗО. Все это требует времени и лишнего расхода ГСМ. Тем временем, разведка и авиация начинает разведку боем, главная цель – выявление точного места дислокации сил противника и его состав.

Второй этап заключается в вызове ударной авиации (обычно это истребители-бомбардировщики и/или штурмовики) и/или начале артиллерийской подготовки атаки. Если сильного сопротивления не ожидается, то на прямую наводку почти сразу выдвигаются танки и САУ. На данном этапе противник не только ведет активную разведку боем и стремится нейтрализовать основные огневые точки противника (перед этим их необходимо спровоцировать на стрельбу, и осуществить точную наводку, как это делается см. нормативные документы развед. подразделений и артиллеристов), но и осуществляет сплошной обстрел территории, занимаемой противником (ибо, обычно на войне время дороже лишних 10-40 тонн боеприпасов). Заодно осуществляется перепахивание всего предполагаемого расположения противника сплошными ударами авиации и/или артиллерии. Если противник опытный и хорошо подготовился, то он сразу вызывает инженерные машины разграждения с минными тралами (в строю колонны они далеко не всегда присутствуют, в лучшем случае, два-три танка имеют простенькие тралы) http://saper.isnet.ru/texnica/bmr-3m.html .

Третий этап заключается в начале атаки, если враг опытный, то в атаке принимают участие преимущественно танки, БМП, и обязательно, инженерные машины с минными тралами. Если не опытный, тогда он отступит после подрыва нескольких единиц техники на минном поле (как это было сплошь и рядом в ходе войны в Ираке в 1991, или в Югославии в середине 1990-х). Атака сопровождается интенсивным огнем из всех имеющихся средств, причем, как сплошные удары по предполагаемому расположению сил противника (НУРС с вертолетов и самолетов, СБ ФАБ, кассетные авиабомбы, РСЗО, и др.), так и прицельный огонь прямой наводкой (САУ, ПТУР с БМП, танковые орудия, крупнокалиберные пулеметы, и пр.).

Третий этап может повторяться еще несколько раз, как это было в 2014-2016 годах в ходе наступления ВСУ на войска Донецко-Луганской Народной Республики. В ходе этого этапа войска противника несут основные потери, преимущественно, на минном поле. Фактически, этап продолжается до тех пор, пока в минном поле не будет проделан проход (чаще несколько), и не будут подавлены все огневые средства противника, которые мешали этот проход прокладывать.

Завершением атаки является последний этап, когда войска занимают разбитую линию обороны, зачищают территорию от остатков сил противника, расширяют и облагораживают проходы в минном поле (далеко не вся техника может пройти по перепаханном воронками, усыпанному рваным металлом, сильно пересеченному, да еще и с остатками мин, полю боя). Если есть возможность и необходимость, организуется преследование отступающих остатков сил противника. Все, войска противника переправляются через проходы в минных полях, перестраиваются в боевое построение и продолжают путь. На местности остаются несколько небольших подразделений для снятия и/или огораживания минных полей (ибо, в будущем они будут сильно мешать снабжению войск и маневрированию собственных сил в тылу), а так же, для отражения возможных атак небольших подразделений противника с флангов (вплоть до борьбы с партизанами и обычными мародерами).

Устройство современной полевой фортификации.

Из всего сказанного выше становится ясно, какой должна быть линия укреплений.

В общих чертах, современная полевая фортификация соответствует требованиям времен ВМВ, и примерно 1950 – 1960-х годов, но, с рядом важных корректировок.

Ключевую роль в обороне играют мины. Остальная часть обороны лишь обеспечивает живучесть минного поля. Фактически, пулеметчики, снайперы и рядовые стрелки нужны преимущественно для предотвращения действий саперов противника. Минное поле должно иметь минимальную плотность, причем, плотность неоднородную, мины ставятся хаотично и смешанное (ПТ и противопехотные), желательно, различных типов. Современные системы дистанционного минирования (например - http://saper.isnet.ru/mines/kassety-sdm.html) позволяют очень быстро и достаточно дешево устанавливать практически безграничное число мин с дистанции 30-1000 метров при привлечении минимального количества личного состава и техники (которая нужна в основном для подвоза мин).

Минимальная плотность размещения личного состава на линии фронта. Статических пунктов обороны нет. Относительно статическими можно назвать только пулеметные гнезда. Но, каждый пулеметный расчет (обычно два человека с пулеметом на сошках) имеет 2-3 основные позиции и 1-2 запасные. Позиции в бою меняются максимально часто. Отступление расчета с поля боя производится при повреждении и/или уничтожении всех позиций. Последняя запасная позиция располагается в последней линии обороны (основные позиции могут располагаться на примерно равном удалении от линии соприкосновения с противником).

Кроме пулеметчиков, линия обороны включает снайперов и стрелков (преимущественно с автоматами и гранатометами, некоторое число ПЗРК). Снайперы и бойцы с ПЗРК располагаются преимущественно за линией укреплений, стрелки преимущественно в траншеях основной линии. Все имеют возможность часто менять огневые позиции.

Кроме небольшого количества стрелков с ПЗРК, за последней линией траншей можно разместить небольшое количество крупнокалиберных пулеметов и/или автоматических пушек, но, это только в случает недостатка ПЗРК.

На удалении в 0,5-8,0 км за последней линией траншей целесообразно (по возможности) разместить элементы современной ПВО (например, комплексы типа ЗСУ-23-4, ЗУ-23-2 на различных шасси, “Тунгуска”, “Панцирь”, “Панцирь-М”, “Стрела-10М”, ЗРК “Круг” или “Куб”, и др.). Данные ПВО заставят вражескую авиацию летать на больших высотах и резко снизят эффективность воздушных ударов. Ближе к концу активной фазы прорыва укреплений, оставшиеся в строю машины системы ПВО отступают. Если есть возможность, то действия ПВО и ее отступление можно прикрыть своей истребительной авиацией.

Общая глубина линии укреплений должна быть максимальной, чтобы вынудить противника тратить максимальное количество боеприпасов на ковровые удары, кроме, того, широкое минное поле надолго задержит противника, а своим войскам проще замаскировать свои позиции.

К моменту начала ракетно-бомбовых ударов по линии полевой фортификации, за ней, на удалении 2-15 км необходимо уже возводить новую линию. Это привет к тому, что после прорыва первой линии, враг вскоре упрется во вторую, и так далее, это резко замедлит продвижение войск противника. А главный ресурс на войне это время (тем более, в современной войне, когда содержание крупной армии влетит в копеечку).

Расстояние между стрелковыми ячейками, ДЗОТами и другими огневыми точками должно быть максимальным. Если в ходе ВМВ между стрелками в траншее было всего 3,5-9 метров http://army.armor.kiev.ua/fort/okop_3.shtml , сегодня эта дистанция должна составлять не менее 30 метров (между ячейками, но, не между стрелками, ибо на каждый пулеметный расчет 2-3 только основные огневые позиции, а на каждого стрелка 4-10 ячеек). Снайперы обычно действуют с заранее подготовленных замаскированных позиций, расположенных на значительном удалении от последней линии траншей.

Для обеспечения своевременного возведения всех необходимых укреплений, необходимо произвести огромное количество земляных работ. Необходимо привлекать инженерную технику (например, траншейные машины - http://saper.isnet.ru/texnica/btm.html , бульдозеры, экскаваторы и пр.). Численность инженерно-саперных подразделений в армии должна быть весьма значительной, в мирное время каждый военнослужащий должен хорошо уметь работать хотя бы простейшим инструментом. Очень предпочтительно привлечь для возведения полевой фортификации местное население и их технику (разумеется, если местное население поддерживает войска, тем более, если война идет на территории своего гос-ва).

Несмотря на указанные в предыдущем пункте меры, необходимо минимизировать трудозатраты на обустройство линии укреплений. Если мины можно раскидать в несколько нажатий кнопки, то земляные работы в любом случае огромны. Траншее преимущественно полупрофильные (полнопрофильные траншеи в несколько раз более трудоемкие в изготовлении, особенно, вручную http://army.armor.kiev.ua/fort/okop_2.shtml). ДЗОТы для пулеметов это просто щели глубиной 1,2-1,4 метра, с пологой массивной обваловкой с 2-3 сторон (со стороны противника обязательно, так называемая “напольная стенка”). Сверху можно закрыть одним накатом жердин или тонких бревен, с последующей маскировкой дерном и/или слоем грунта. Каждую огневую ячейку следует оборудовать только для ведения огня в одну сторону (т.е. это полукапонир - http://saper.isnet.ru/fort/nem-dzot-42.html). В ячейке располагается только один чел (минимизация размеров ячейки, минимизация людских потерь, упрощение маскировки). Главные свойства такого ДЗОТа: минимальные размеры, почти полное заглубление в землю, максимальная маскировка, минимальная стоимость возведения (т.к. их потребуется очень много, и выводить их из строя будут часто). Для возведения основные материалы: тонкие бревна, и по возможности, доски, стальной гофр, деревянные щиты, готовые комплекты сборочных единиц, и пр. Можно использовать пустые ящики из под боеприпасов, бочки, канистры, стальные листы, и даже фрагменты разбитой техники (не забывая при этом о важности маскировки).

Для увеличения времени жизни любой огневой точки, она должна быть максимально замаскирована. Причем, преимущественно, от воздушной разведки, ИК-тепловизоров, и визуального наблюдения в оптические приборы. Отдельно стоит помнить о приборах, обнаруживающих оптику по преломлению УФ-лазера. Для маскировки могут применяться как подручные средства (кустарник, дерн, ветки), так и специальные средства (фольга, маскировочные сети, иные комплекты маскировки). Отдельно можно упомянуть об активной маскировке, основу которой сегодня составляют: тепловой фон от костров или любого другого огня, дымовая завеса, средства РЭБ (против электроники вплоть до БПЛА).

Для увеличения живучести минного поля можно применять фугасы, ориентированные специально против танков с минными тралами и инженерных машин разграждения. О данных фугасах мы подробнее поговорим в следующий раз.

Функционирование.

Исходя из всех приведенных выше факторов, набросаем картину линии укреплений.

Итак, непосредственно со стороны противника расположено минное поле, ширина 40-1500 метров. Плотность постановки мин минимальная, но, местами сильно переменная, никакой регулярности не допускается. ПТ и противопехотные мины ставятся смешано. Большая часть мин устанавливается дистанционно. Для повышения живучести минного поля можно в 2-4 ряда в шахматном порядке установить тяжелые фугасы против машин разграждения и минных тралов. Эта мера достаточно дорогая, но, она в 2-6 раза увеличит время на преодоления минного поля, и нанесет противнику невосполнимые потери в крайне дефицитных на войне минных тралах, инженерных машинах, да и в танках тоже (не говоря уже о квалифицированных кадрах инженерно-саперных подразделений). Кроме того, это очень сильный психологический фактор против наемной (контрактной) армии.

За минным полем на удалении 100-500 метров располагаются ДЗОТы, с шагом примерно 200-300 метров, что бы они могли обеспечить перекрытие секторов фланкирующего огня на всей линии соприкосновения с противником. ДЗОТы соединены ходами сообщения (желательно полнопрофильными замаскированными) с запасными пулеметными позициями (как перекрытыми, так и небольшими открытыми щелями). За данной линией на удалении 100-200 метров располагается первая линия траншей, представляющая собой ломанную линию с оборудованными через каждые 30-40 метров огневыми ячейками. За первой линией траншеи можно расположить вторую (если есть время и силы), удаление от первой линии 100-200 метров. За последней линией располагаются позиции снайперов и ПЗРК. Удаление от траншей порядка 30-300 метров (ПЗРК могут располагаться еще дальше). Таким образом, общая ширина всей линии укреплений вместе с минным полем достигает порядка 1,2-3,0 км. И противник будет практически сплошняком бомбить и обстреливать эту полосу земли (особенно если это трусливые паникеры – НАТОвцы, как это было во Вьетнаме у тоннелей Ку-Чи).

Количество личного состава минимальное, плюс небольшой резерв из расчета на потери. Считаем, на один километр линии фронта, если основные ДЗОТы через 200 метров: 1000/200=5 ДЗОТов по два человека в каждом. В линиях траншей бойцы с плотностью примерно в 1,5-2 раза меньшей, то есть, на километр их порядка 10-14 человек. За позициями два расчета ПЗРК по два человека и несколько снайперов. Итого получаем около 35 человек, то есть, примерно один полный пехотный взвод. Или это около 28 метров линии фронта на одного человека. Если считать ДЗОТы через 300 метров, тогда это количество можно сократить почти в полтора раза, то есть, примерно до 20 человек на километр линии обороны, но, тогда нет никаких резервов и живучесть линии почти в два раза меньше. Те, кто помогал обустраивать линию обороны, на момент выхода противника к минному полю, уже обустраивают новую линию фронта у них за спиной.

Разумеется, обустройство линии фронта начинается с постановки минного поля. Все стрельба нужна только для замедления процесса разминирования (теми или иными методами). Все ПВО нужны для замедления выкорчевывания линии обороны ВВС противника. Линию обороны прикрывают наши ПВО с тыла, дополнительные силы ПВО прикрывают инженерно-саперные подразделения, которые обустраивают следующую линию обороны.

В завершение отмечу, что данная картина набросана именно для “глухой обороны” (читай, пассивной), когда нет возможности контратаковать (чаще всего, по причине недостатка сил). Бронетехника (за исключением ЗРК и ЗСУ) не участвует в обороне совсем, или подключается эпизодически.

Роль ПВО так же сводится к предотвращению десантирования значительных сил противника в тылу, далеко за линией инженерно-саперных войск. Хотя, противник от этого мало что принципиально выигрывает, так как, потери в десантниках, потери в авиации, проблемы со снабжением за линией фронта, действие тыловых группировок войск (теперь уже по численно уступающему десанту противника), проблемы с оставшимися минными полями, и пр. компенсируют почти все выгоды успешной десантной операции. К тому же, в более менее, глубоком тылу значительно выше возможности использования истребительной авиации системы ПВО, что сильно осложнит любую десантную операцию. Напомню, что история практически не знает успешных и малокровных десантных операций, которые что-то существенно дали в качественном плане.

Вывод. Несмотря на то, что любую линию полевой фортификации не сложно пробить, но, на это отвлекаются весьма существенные силы, тратятся ресурсы МаТеС, да и потери в личном составе и технике никто не отменял. Потери обороняющейся стороны всегда менее существенные, затраты же на устройство линии обороны всегда в десятки раз ниже, чем на ее преодоление (проблему минных полей никто так и не решил по сей день, хотя и есть интересные проекты http://saper.isnet.ru/texnica-2/us-esmb.html , но, они очень дороги и находятся в зародышевой стадии).

Главную задачу – сковать силы противника на значительный интервал времени, и нанести ему потери в живой силе и материальной части, современная фортификация (разумеется, грамотно используемая) с успехом выполняет и сегодня (http://saper.isnet.ru/history/iob-horvat.html - пример из Югославии). Разумеется, сплошной линии обороны вдоль всей границы ставить не имеет большого смысла (если только граница не пролегает по линии пустыней или степей). Часто достаточно взорвать горную дорогу или мост, и это задержит противника на многие часы и даже несколько дней (что практически не под силу ни одной линии полевой фортификации).